“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


ограждения строительной площадки на сайте http://aris-tower.ru/ograzhdeniya/
предыдущая главасодержаниеследующая глава

178*. О. Л. КНИППЕР-ЧЕХОВА - С. Л. БЕРТЕНСОНУ

(Послано в Америку)

16 декабря 1928 г.

16-23 (?) декабря 1928 г.

Москва

...Жизнь идет тихо. Самое интересное для меня - это работа над «Дядюшкиным сном», которая ведется теперь довольно энергично Сахновскнм, с которым мне приятно работать. Он чувствует, любит и понимает Достоевского. Вероятно, этот спектакль окажется никому не нужным по теперешним временам, но все равно приятно работать, приятно думать о нем, и то слава богу.

Ну-с, о юбилее вы, наверное, уже наслушались (О тридцатилетнем юбилее Художественного театра). Было очень торжественно, по-хорошему и со вкусом. Очень волнительно. За юбилярами ездила молодежь в автомобиле. За мной приехали Ершов и Массальский (Массальский Павел Владимирович (р. 1904) - в труппе МХАТ с 1925 г), как женихи, с цветами. Около театра стояла толпища народа, двор весь освещен, гремела музыка, встречали аплодисментами, вся молодежь - это все было очень волнительно, до слез... За кулисами суета, приготовления, чаепитие, нарядные женщины, ожидание. Конечно, Луначарский опоздал чуть не на час... Но вот мы забрались по лесенке наверх на середину сцены и стали за занавесом... Загремели фанфары, занавес раздвинулся, и мы стали спускаться по широкой белой лестнице, устланной золотым ковром. По бокам огромные вазы с большими красными цветами. На сцене амфитеатром сидела вся труппа и весь организм театра, налево президиум, а направо разместились юбиляры. Впереди шла Раевская, налево Лилина, направо я, затем все дамы - юбиляры. Когда показались наши «два» (>...наши «два» - К. С. Станиславский и Вл. И. Немирович-Данченко), весь театр встал. Начал длинную речь Луначарский, затем приветствия, подношения длились до 12 часов. Целая комната в музее занята подарками. В час сели за ужин, который целиком погиб от невероятного наплыва людей, оставшихся сверх комплекта. С Алексеем Александровичем (Алексей Александрович - Прокофьев, заведующий цехом общественного питания. В МХАТ с 1898 г. до конца своей жизни) сделался сердечный припадок от волнения, даже доктора призывали, во! Было тесно, распорядители растерялись, - одним словом, не вышло, хотя сидели потом, и танцевали, и пили до утра.

Вл. И. Немирович-Данченко
Вл. И. Немирович-Данченко

На другой день было открытие выставки в музее. Да, после всех приветствий накануне были ответные речи наших «двух». Не очень вышло. Константин Сергеевич слишком много благодарил и кланялся и слишком длинно говорил. Вообще, хотя «они» и обменивались любезностями и называли друг друга мужем и женой, но сквозившая пикировочка не ускользнула от публики.

29-го был юбилейный спектакль. Шла сцена примирения из «Федора», сцена с актерами из «Гамлета», две сцены из «Карамазовых», первый акт из «Трех сестер» и «Колокольня» из «Бронепоезда». Была сплошная овация. После «Трех сестер» занавес не закрывался. Кончился вечер печально - был еще в театре сердечный припадок у К. С. (На юбилейном вечере К. С. Станиславский исполнил роль Вершинина (1-й акт «Трех сестер»). Это было его последнее выступление на сцене Художественного театра), так что вся неделя торжеств прошла, увы, без него. Это грустное обстоятельство отняло много радости у всех нас. Был прием в Академии и Обществе российской словесности, куда мы попали почетными членами. Там хорошо говорил Н. Д. Волков (Волков Николай Дмитриевич (1894 - 1965) - историк театра, драматург, театральный критик) и Сахновский, говоривший очень горячо, но не совсем ясно о чем. Были мы на «файв о'клоке» в Обществе культурной связи с заграницей, где пела Зоя Лодий, где был милый Бранко Гавелла, приехавший только к 29-му. Ах, как я была ему рада (Гавелла Бранко (1885 - 1962) - югославский режиссер. В 1922 - 1926 гг. был директором драматической труппы в Загребе. Друг Художественного театра)!

[23 (?) декабря]. Видите, за всю неделю не было возможности кончить письмо - я три раза за короткое время целые дни проводила в театре - по две репетиции в день плюс спектакли и концерты, и я начала сильно уставать. И когда случается быть дома - лежу на своем коротеньком диванчике, а по воскресеньям лежу в постели до трех часов. Прибавились репетиции «Вишневого сада», в который вводится Ершов - Гаев. Лужскпй и Качалов отказались. 4 января начинаем играть.

Болезнь К. С. внесла смятение в сезон. Он должен был выпускать и работать «Дядюшкин сон» и «Плоды просвещения». Мы должны были [ехать] за границу, и из этой поездки, увы, теперь ничего не выйдет без него.

Владимир Иванович работает теперь «Блокаду» Вс. Иванова и будет заниматься пьесой «Бег» Булгакова, которую ведет пока Литовцева. «Квадратура круга» Катаева имеет огромный успех на Малой сцене. Декорации к «Дядюшкиному сну.» делает Зандин, ваш петербургский (Зандин Михаил Павлович (1882 - 1960) - театральный художник. С 1907 г. - помощник декоратора петербургских театров. Писал декорации по эскизам Л. Я. Головина.

После «Дядюшкина сна» (1929 г.) Зандин оформлял «Пиковую даму» в Оперном театре им. К. С. Станиславского (1930 г.)). Настроение в театре очень рабочее, я бы сказала. Есть еще пьеса «Три толстяка» Олеши, о которой мечтает К. С. и которую заготовляет Горчаков. Пьеса очень интересная. Читал у нас недавно свою пьесу Ал. Толстой с фигурами Петра Первого и Алексея, но ничего не сказал, а язык его блестящий, красочный (Пьеса Л. Н. Толстого «Петр I» была поставлена в МХАТ 2-м). Не знаю, как Вл. Ив. справится с сезоном. Еще отдает силы и в свой Музыкальный театр. Читал Киршон, очень приятный, молодой, пьеса хорошая, с лирикой, сентиментализмом, но... опять меньшевики, большевики, социал-революционеры и т. д. (В. М. Киршон читал в МХАТ пьесу «Город ветров». По предложению Немировича-Данченко он написал потом оперное либретто на основе этой пьесы. Опера Л. К. Книппера о двадцати шести бакинских комиссарах получила название «Северный ветер» и была поставлена в Музыкальном театре имени Вл. И. Немировича-Данченко).

Надежда Львовна - О. Л. Книппер-Чехова. 'Бронепоезд 14-69' Вс. Иванова. 1927
Надежда Львовна - О. Л. Книппер-Чехова. 'Бронепоезд 14-69' Вс. Иванова. 1927

Гавелла обедал у нас два раза, я была в Обществе культурной связи с заграницей на его лекции. Он уезжал, полный впечатлений. Очень вспоминал и расспрашивал про Вас.

Возвращаюсь к юбилею: принимали нас в Консерватории писатели и артисты. Очень смешил Пантелеймон Романов своими рассказами, танцевала Гельцер в черных газах, Саня Яблочкина читала Татьяну с большим волнением, [...] читала Пашенная. Чудесный вечер был в Малом театре - замечательно было радушно, заботливо, уютно, весело, все театры подносили нам по прекрасно сделанному, с подходящим текстом, отрывку.

Очень было печально, что К. С. всюду отсутствовал. Были бесконечные консилиумы. Сейчас ему лучше. Думают отправлять его за границу, но ему, кажется, это не улыбается. Я ото лето решила ехать в Берлин - не смейтесь, прошу Вас. Вчера пришла Ваша открытка с апельсиновой рощей - спасибо! И особенно ценю, что ни одного упрека, ни укора за мое непонятное молчание. Поздравляю Вас с Новым годом! Рождества, по-моему, нет, по крайней мере у нас - все учатся. Наша елка будет 6 января. Наши домочадцы все Вас вспоминают и всегда радуются весточке от Вас. ...

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"