“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


предыдущая главасодержаниеследующая глава

180*. О. Л. КНИППЕР-ЧЕХОВА - М. П. ЛИЛИНОЙ

(Послано в Баденвейлер (Германия), где жила в это время семья Станиславских).

5 ноября 1929 г.

5 ноября 1929 г.

Москва

Милая, дорогая Мария Петровна, не знаю, что Вы обо мне думаете, только об одном прошу - не думайте дурно, мне было бы это очень больно. Не толкуйте дурно мое молчание. Не пишу, во-первых, потому, что приехала из Гурзуфа (после двух блаженных недель) - так в тот же день была на двух репетициях, а начиная со следующего дня играла семь дней подряд, а там пошли репетиции, плюс осенняя утрамбовка в доме, - ну, так и пошло... Вы сами знаете театральную линию, когда попадешь в нее как следует; а потом пошли всякие осложнения, очень мучительные в театральной жизни, о которых писать и трудно и невозможно.

Затем у меня совсем расстроилась моя Марья Александровна (...моя Марья Александровна - Марья Александровна Москалева из «Дядюшкина сна») и не желает сочетаться со мной тем замечательным тайным браком, который дает так много радостей на сцене. Это меня очень огорчает и убивает, и потому тоже тяжело писать. Вся ненормальная, затянувшаяся неприятная атмосфера работы над «Дядюшкиным сном» очень меня утомила, охладила, и теперь, когда надо подбирать вожжи и подводить итоги, у меня как будто и нет самой сути. К тому же одно время я очень ослабела физически: температура ниже 36°, и я, без всяких осенних простуд, чувствовала себя ужасно. Сейчас как будто лучше. Владимир Иванович прекрасно занимается «Сном», но одновременно ведет и репетиции «Воскресения», так что когда мы разродимся - аллах ведает. Две премьеры почти сталкиваются.

Зинаида - А. О. Степанова, Марья Александровна - О. Л. Книппер-Чехова. 'Дядюшкин сон', по Ф. М. Достоевскому. 1929
Зинаида - А. О. Степанова, Марья Александровна - О. Л. Книппер-Чехова. 'Дядюшкин сон', по Ф. М. Достоевскому. 1929

Я уже начала репетировать Ваше наследие - графиню Чарскую (Первоначально роль графини Чарской в «Воскресении» предназначалась М. П. Лилиной). В «Бронепоезде» я поскандалила, когда меня дважды заставили играть его вместе с «Вишневым садом» (особенно было тяжело еще после «Вишневого сада»), и тогда быстро ввели Сластенину, а я уже давно просила это сделать (В спектакле «Бронепоезд 14-69» Книппер-Чехова была первой исполнительницей роли Надежды Львовны, матери Незеласова).

Владимир Иванович меняет все мизансцены, и уже. от этого одного пьеса становится на рельсы. Прекрасно выправляет Зину, вышибает всякую истерическую нотку и слезу у Лидии Михайловны (Лидия Михайловна Коренева репетировала и играла роль Зинаиды в «Дядюшкином сне»).

Со мной все та же история, по его словам: гонюсь за красками, а рисунок не ясен. А, по-моему, я рисунок знаю, но несогретый рисунок меня не волнует, по своей нелепости в работе залезаю вперед, прыгаю, падаю духом, и теперь мне кажется, что я ничего не умею (6 января 1930 г., вскоре после премьеры «Дядюшкина сна», Немирович-Данченко писал Бертенсону: «Наибольший успех имеют Книппер и Синицын. Ольга Леонардовна давно ничего так не играла. Это выше «Осенних скрипок», и «Жизни в лапах», и «Вишневого сада». Ее можно очень поздравить...» (Архив Н. -Д - Музей МХАТ.) ).

Хмелеву очень трудно; он волнуется, путается, но, кажется, теперь ухватил что-то в князе (Роль князя в «Дядюшкином сне» со временем стала творческим достижением Н. П. Хмелева). Декорации тоже нам не улыбались - какая-то грязная Рязань. Теперь подправляют, подживляют. Все так трудно и нерадостно. В такой исключительно трудной и острой пьесе необходимы и режиссерский замысел и лепка сцен и актов, помимо выполнения хорошего ролей. А это отсутствовало. Я не виню Ксению Ивановну - она еще совсем неопытна и зелена как режиссер, и эта работа ей не под силу; она и с актерами не умеет обходиться - чутья нет (Котлубай Ксения Ивановна (1890 - 1931) - актриса, режиссер, педагог, помощница Е. Б. Вахтангова в Третьей студии. Вела режиссерскую работу в МХАТ и в Музыкальном театре имени Вл. И. Немировича-Данченко). Эх, кабы сам Константин Сергеевич был бы с нами в этой трагической главе нашей театральной жизни, - как бы он «сделал» этот «Сон»!!

В театре глумятся, подсмеиваются над «Дядюшкиным бай-бай», называют «товаро-пассажирским»...

В день юбилея думали собраться у меня остатки «стариков», но захворал Грибунин (инициатор), я ослабела - и расклеилось все. В этот вечер я читала во Втором университете (Чеховский вечер), а потом все же поехала к Качаловым, захватила бутылочку «Абрау» и фруктов, и мы втроем, плюс Пыжова, тихо посидели. Разве не чудесно, что Василий Иванович не пил водки, только налил Пыжовой и мне по рюмочке? «Абрау» выпил немного. Я тогда же сказала, что напишу об этом Вам и Константину Сергеевичу. И вчера я была с Марковым у них после собрания и концерта у нас на Малой сцене (12-ая годовщина), и опять Василий Иванович пил только немного белого вина. Вот-с.

Марья Александровна - О. Л. Книппер-Чехова
Марья Александровна - О. Л. Книппер-Чехова

Василий Иванович играет молодцом; стал тихий, точно про себя живет. Ему и Подгорному поручено обмозговать нашу поездку (Зарубежная гастрольная поездка МХАТ, о которой пишет Ольга Леонардовна, не состоялась).

Обо всех переменах в театральном правлении Вы, конечно, осведомлены официально. Много наших нервов пошло на это дело. Тяжелая была операция.

Осень стоит чудесная. Тепло до сих пор. Сегодня пришел ящик с цветами из нашего ялтинского сада. С какой радостью я вынимала душистые цветы из мокрого мха, и теперь они все расправились, точно только что сорваны. В Крыму купаются, в море 18°, жара. Маша утомлена, слаба, ей трудно.

Хорошо, что Марина в Берлине - Адин муж лежит, был опять удар (Марина - дочь Ады Константиновны Книппер. Внучатая племянница Ольги, Леонардовны).

Лева в нервах, работает над своей оперой, уже идут репетиции. Люба переехала, и так приятно, что там в комнате нет Саввиной берлоги: получилась милая, свежая комната, с рабочим столом, с чертежами (Люба - Залесская Любовь Сергеевна, жена Л. К. Книппера, архитектор). Как-то уютно и серьезно.

Кончаю, чтобы не застрять, спешу отослать письмо. Целую, обнимаю и люблю и Вас, и Константина Сергеевича, и всю семью.

Ваша О. К.

У меня осталось изумительное воспоминание о Баденвейлере и о большом прекрасном белом человеке sous les chataigniers (Под каштанами (франц.)) (...о большом прекрасном белом человеке - о К. С. Станиславском. Ольга Леонардовна приезжала к Станиславскому в Баденвейлер, где он лечился).

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"