“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


предыдущая главасодержаниеследующая глава

«После Москвы я более всего люблю Таганрог...»

После Москвы я более всего люблю Таганрог... Тянет сюда. 
Хоть на несколько дней я должен от времени до времени сюда приезжать.

А. П. Чехов - А. Б. Тараховскому.

Из воспоминаний.

С Таганрогом, казалось, было покончено. В Москву Чехов приехал с огромным запасом жизненных наблюдений, образов, собранных им в стране детства. Но расставаться с родиной не так-то просто. Антона Павловича тянуло в степные края, и он не раз приезжал на юг, останавливался в Таганроге, неизменно делясь своими впечатлениями о городе с родными, близкими, знакомыми. И как бы ни были противоречивы эти впечатления, одно в них слышится постоянно - потребность встречи с миром детства и юности. «Куда бы я ни поехал - за границу ли, в Крым или на Кавказ-Таганрога я не миную». Эти слова могут быть эпиграфом к эпистолярному наследию Чехова, где родной город упоминается постоянно.

А. П. Чехов. Фото 1883 г
А. П. Чехов. Фото 1883 г

Через год после приезда в Москву после окончания таганрогской гимназии А. П. Чехов в письме к О. Д. Агали в октябре 1880 года извещает ее о своем намерении и желании приехать на юг летом 1881 года с братом Николаем. Был благоприятный повод для поездки: дальний родственник, Иван Иванович Лобода, крупный мануфактурист, решил женить своего младшего брата Онуфрия. На свадьбу было приглашено много купцов, таможенных и других чиновников, священников, гимназических учителей. Пригласили даже какого-то генерала. Шаферами на свадьбе были Антон и Николай. Антон был, что называется, в ударе, много шутил, до слез смешил присутствующих. У него были основания для хорошего настроения. Позади два года учебы в университете, удачный дебют в литературе, вселявший уверенность в правильности избранного пути. Сознание своего предназначения, ощущение своей «планиды», по-юношески проявлялось Чеховым в поступках, возмущавших обывателей, казавшихся неблагопристойными и недозволенными даже в глазах родственников и близких знакомых.

А. П. Чехов. Фото 1887 г
А. П. Чехов. Фото 1887 г

В воспоминаниях Селивановой-Краузе рассказывается о забавном случае. «Был у меня Антон. Как всегда, шутил, рассказывал смешные истории. И, знаешь, что устроил? Выхватил у меня носовой платочек, нарисовал чернилами рожки и расписался. Я стала отнимать, а он смеется и говорит: «Не волнуйтесь, Саша. Подальше спрячьте. Может, в музей попадет».

А. П. Чехов. Фото 1895 г
А. П. Чехов. Фото 1895 г

Конечно, это шутка, но шутка, о многом говорящая. За весельем, кажущейся беззаботностью было скрыто истинное отношение к событиям, к людям. Могла ли таганрогская публика, приглашенная на свадьбу, предположить, что одетый в голубую сатиновую косоворотку веселый, остроумный молодой человек исподволь наблюдает потаенную сторону свадебного торжества? Убожество духовного мира, претенциозность, леность мыслей и чувств - весь этот провинциальный мещанский быт, от которого бежал юноша Чехов, он видел теперь как бы со стороны, «внутренним» своим оком.

* А. Б. Тараховский. Фото конца XIX в
* А. Б. Тараховский. Фото конца XIX в

Свадьба Онуфрия Лободы послужила сюжетом юморески-карикатуры Николая с текстом Антона Чехова, помещенной в журнале «Зритель» за 1881 год. Таганрогские родственники и знакомые узнали себя в карикатуре и очень обиделись на братьев: они не согласны, они не имеют никакого отношения к тому миру, где «только едят, пьют и плодятся», где «интересов никаких», они расценивают поступок авторов как черную неблагодарность за радушие и гостеприимство. Вот их окончательное мнение: «Недобросовестно почерпать материалы для своих карикатур их тех домов, где их принимали как родных». Они не намерены прощать оскорбления. Александр пишет братьям в Москву, что если им дороги их бока, то пусть не приезжают в Таганрог, так как там из-за карикатуры смотрят на них как на врагов. Из всех родственников только один Митрофан Егорович, прочитав юмореску, нашел, что она написана правдиво. В разговоре с Александром Павловичем Чеховым он назвал ее прекрасной и добавил: «Очень хорошо написана, и как верно!!!»

А. П. Чехов. Фото 1897 г
А. П. Чехов. Фото 1897 г

Второй раз Чехов поехал на родину через шесть лет, весной 1887 года.

Намерение ехать было твердое, несмотря на постоянное безденежье. «Я хочу уехать на юг не позже 31 марта, - пишет он архитекторучФ. Шехтелю. - Поеду с рублем, но все-таки поеду». Ему же: «Если заболею тифом, то и тогда поеду». Лейкину в письме от 21 марта сообщал: «31-го я еду обязательно» - и тут же добавлял, что болен, простудился, когда ездил в Петербург.

Книга из личной библиотеки А. П. Чехова с автографом Л. Н. Толстого
Книга из личной библиотеки А. П. Чехова с автографом Л. Н. Толстого

Ожидание встречи с миром детства и юности было так сильно, что Чехов не стерпел и написал в Таганрог двоюродному брату Георгию Митрофановичу Чехову, что будет скоро. Он просил его, чтобы никто не знал о его письме: «Мою книгу получишь при необыкновенных обстоятельствах, не позже 1-го дня Пасхи. Если ты умеешь хранить секреты, то тайно, чтобы никто не знал у вас дома, выйди на вокзал в страстную субботу к 5 часам вечера». Перед самой поездкой Чехов пишет Лейкину, что будет в родных краях почти три месяца и возвратится в июне. И вот наконец 3 апреля он сообщает сестре по дороге на юг, что в Орле пьет «кофе, похожий вкусом на копченого сига. На полях снега нет. Ехать не скучно». Пообещав родным подробно описывать эту поездку, он делает записи в форме писем-дневников. Эта душевная потребность брать все на заметку, на карандаш - в семье Чеховых наследственная традиция. Достаточно вспомнить письма старшего брата Александра из Москвы и Таганрога, адресованные юному Антону, которого, кстати, он с высоты своего возраста поучал следовать его примеру и описывать все, что попадается на глаза. Антон так и делал. Его письма родным, рассказывающие о поездке в Таганрог весной 1887 года, так живописны, ярки, так откровенны в своей радости от свидания с родиной, что читать их можно бесконечно...

А. П. Чехов. Фото 1895 г
А. П. Чехов. Фото 1895 г

«От Москвы до Серпухова ехать было скучно. Спутники попадались положительные и с характером, все время толковавшие о ценах на муку. В Тулу, всем городам затулу, приехал в 11... Проснулся в Орле, откуда послал в Москву открытое письмо. В 12 часов Курск. Час ожидания, рюмка водки, уборная с умыванием и щи. Пересадка. Вагон битком набит... В Белгороде щи. В Харьков приезжаем в 9 ч. Умилительное прощание с исправником, генералом и прочими. Вагон почти пуст... Лозовая... Засыпаю и еду дальше. Просыпаюсь в Славянске, откуда шлю открытое письмо... Харцизская. 12 часов дня. Погода чудная. Пахнет степью и слышно, как поют птицы... Вижу старых приятелей -коршунов, летающих над степью. Курганчики, водокачки, стройки - все знакомо и памятно... Хохлы, волы, коршуны, белые хаты, южные речки, ветки Донецкой дороги с одной телеграфной проволокой, дочки помещиков и арендаторов, рыжие собаки, зелень - все это мелькает, как сон...» Нетерпение нарастает. Быстрее, быстрее! И вот наконец: «Видно море. Вот она, ростовская линия, красиво поворачивающаяся, вот отрог, богадельня, дришпаки, товарные вагоны... гостиница Белова, Михайловская церковь с топорной архитектурой... Я в Таганроге».

* П. Ф. Иорданов. Фото 80-х годов XIX в
* П. Ф. Иорданов. Фото 80-х годов XIX в

Первое впечатление навеяно ожиданием встречи с давно известным, полузабытым поэтическим городом детства. Но вот схлынула короткая радость, и мы слышим голос- уже писателя Чехова, который смотрит беспристрастно, чуть-чуть иронично, саркастично и чаще - с горечью: все та же застылость, затхлость обывательского мира, все те же скучные люди, довольные сытостью и однообразием жизни. В Таганроге, по его замечанию, нет почти ничего, заслуживающего внимания, кроме разве «вкусных базарных бубликов, сантуринского, зернистой икры, прекрасных извозчиков и неподдельного радушия дяди. Остальное все плохо и незавидно. Такая, кругом Азия, что я просто глазам не верю. 60000 жителей занимаются только тем, что едят, пьют, плодятся... Впечатления Геркула-нумы и Помпеи; людей нет, а вместо мумий - сонные дришпаки и головы дынькой. Все дома приплюснуты, давно не штукатурены, крыши не крашены, ставни затворены...» «Кладбище красиво, но обокрадено. Памятник Котопули варварски ощипан». «Как грязен, пуст, ленив, безграмотен и скучен Таганрог! Нет ни одной грамотной вывески, и есть даже «Трактир Расия»; улицы пустынны; рожи драгилей довольны; франты в длинных пальто, кавалеры, барышни, облупившаяся штукатурка, всеобщая лень, уменье довольствоваться грошами и неопределенным будущим».

* Санаторий-водолечебница в Таганроге. Внутренний двор. Фото конца XIX в
* Санаторий-водолечебница в Таганроге. Внутренний двор. Фото конца XIX в

Писатель внимательно изучает эту тягучую провинциальную жизнь и соотносит ее с теми идеалами, к которым стремится его молодая душа, жаждущая деятельности, желающая помочь людям открыть глаза на самих себя, чтобы они могли понять простую истину - надо жить по-человечески, красиво, умно, честно...

...Прошло с той поездки семь лет, и Чехова вновь потянуло в родные края. В 1894 году он пишет: «А я стал мечтать о том, чтобы опять проехаться по степи и пожить там под открытым небом хотя одни сутки...»

Виделась ему степь, слышался запах трав, пение птиц, «старые приятели» коршуны...

* Санаторий-водолечебница в Таганроге. Центральный вход. Фото конца XIX в
* Санаторий-водолечебница в Таганроге. Центральный вход. Фото конца XIX в

Объявился и повод, правда, нерадостный. «Получено из Таганрога грустное письмо. Дядя, по-видимому, безнадежен. Надо ехать к нему и к его семье, чтобы лечить и утешать»,- сообщает А. П. Чехов в августе 1894 года. И хотя он понимает, что его помощь бесполезна, не поехать он не может. На всю жизнь сохранилась у Чехова искренняя привязанность к Митрофану Егоровичу, близкому ему человеку.

«Помните, что Вы у нас единственный и другого такого близкого родственника у нас не было, да едва ли и будет...» - признался однажды писатель в одном из писем к дяде, вспоминая годы детства и юности.

* Больница Красного Креста в Таганроге. Фото конца XIX в
* Больница Красного Креста в Таганроге. Фото конца XIX в

Собираясь в Таганрог, Антон Павлович мечтает выкупаться в теплом Азовском море, побывать на таганрогском кладбище, где он любил гулять и читать надписи на могилах. Он приглашает с собой в поездку А. С. Суворина, с которым они уже однажды объехали вместе старинные московские монастыри. Чехов обещает ему, что в Таганроге, очень «милом городе», можно многое увидеть, в том числе и красивое таганрогское кладбище с великолепными памятниками итальянской работы, такими, как памятник Котопули, который запомнился еще с детских лет.

А. П. Чехов
А. П. Чехов

Собирался А. П. Чехов прожить в Таганроге «один-два-три дня», а прожил шесть. Остановился в гостинице «Европейской», встретился с А. Б. Тараховским, редактором газеты «Таганрогский вестник», которого Чехов знал еще по гимназии. Антона Павловича интересовало все, что касалось города. В разговоре он признался: «Я очень люблю Москву. Без Москвы не могу себя представить, но и Таганрог мне дорог... - С горечью добавил: - Наш Таганрог - прекрасный город, но он запущен. Нет водопровода, библиотека бедна. Я постараюсь кое-что сделать для нее. Надо как можно чаще и больше писать о больнице, водопроводе, мостовых, может быть, это поможет».

Страница рукописи А. П. Чехова
Страница рукописи А. П. Чехова

На следующий день Антон Павлович посетил больницу, где работал ординатором Георгий Яковлевич Тарабрин. Тот учился в таганрогской гимназии вместе с Александром Чеховым, затем, будучи врачом, близко сошелся с их двоюродным братом, Георгием Митрофановичем Чеховым.

Антон Павлович с профессиональной заинтересованностью осматривал больницу, подробно расспрашивал о ее нуждах. И потом, уехав в Москву, он не забывает о медицинской службе города. По его просьбе врачу Тарабрину высылается газета «Русские ведомости». В 1895 году Чехов дарит ему свою книгу «Остров Сахалин» с надписью: «Глубокоуважаемому коллеге Георгию Яковлевичу Тарабрину от автора. А. Чехов».

'Хмурые люди'
'Хмурые люди'

Однажды из Ялты пришла в больницу посылка с вещами для выздоравливающих больных. Это был ответ на обращение доктора Тарабрина помочь неимущим больным. Оно было опубликовано в газете «Приазовский край». А. П. Чехов писал: «Многоуважаемый Георгий Яковлевич, моя мать, прочитав Ваше письмо в «Приазовском крае», собрала старье, какое было в шкафу, и шлет Вам для раздачи неимущим».

В этот же приезд Чехов посетил редакцию газеты «Таганрогский вестник». Кабинет у редактора был крохотный, в нем едва помещались стол, два-три стула, на которых лежали газеты, типографские заказы. А. Б. Тараховский, смущаясь, извинялся за тесноту, а Чехов, успокаивая редактора, присел на пачку заказов и по-дружески сказал: «Не беспокойтесь. И в Москве во многих редакциях не просторней. Эта комната напоминает мне редакцию «Будильника» прежнего времени. Было очень тесно, но и очень весело...»

Рассказы А. П. Чехова
Рассказы А. П. Чехова

Антон Павлович пришел в редакцию, чтобы высказать свое недоумение по поводу объявления в разделе «Местная хроника», которое сообщало о приезде «известного беллетриста Антона Павловича Чехова». Далее говорилось, что после Таганрога Чехов отправляется в Крым по вызову заболевшего Суворина. Писатель тактично заметил редактору, что теперь его «непременно в юмористических журналах вышутят...» «Какой я врач?.. Я люблю лечить. У меня среди крестьян много больных... Но то крестьяне, а Суворин и без меня найдет врача».

После редакции Антон Павлович побывал у родственников, а затем отправился в городской сад. Он выбрал скамеечку в стороне и смотрел на гуляющих. «Ни одного знакомого. Все новые люди, - рассказывал он потом, - а между тем все по-прежнему. И тот же круг, и так же ходят вокруг музыкальной эстрады, и молчат, и скучают. Все до мелочей осталось, как было в мое время, когда я бегал сюда гимназистом. Как будто вчера это было...»

'В сумерках'
'В сумерках'

Погода в Таганроге испортилась, последние дни шел дождь и дул ветер, поэтому Антону Павловичу пришлось даже отказать себе в удовольствии плыть в Крым на пароходе по морю, как он предполагал.

Зато из Феодосии Чехов возвращался в Ялту пароходом. 9 сентября 1894 года он отправил из Крыма в Таганрог на имя Георгия Митрофановича секретку: «Милый Жорж, сегодня получил я твою печальную телеграмму. Но не стану утешать тебя, потому что мне самому тяжело. Я любил покойного всей душой и уважал его».

И уже из Аббации Антон Павлович сообщает: «...Дядя мой умер от истощения. Он стал жертвою своего необыкновенного трудолюбия...»

'Детвора'
'Детвора'

...В августе 1896 года А. П. Чехов был в Таганроге проездом на юг всего один день. 13 августа он сообщает А. С. Суворину: «...По пути на один день остановлюсь в Таганроге, чтобы осмотреть свою библиотеку... В Таганроге я буду через сутки по отправлении телеграммы, и Вы рассчитайте так, что если телеграмму я пошлю в среду, то в Таганроге, стало быть, буду в пятницу рано утром».

Да, у Антона Павловича были все основания написать такие слова: «...осмотреть свою библиотеку». В течение шести лет он регулярно отправлял в Таганрог, в городскую библиотеку, массу книг - целые ящики с сотнями томов, заботился о ее фондах, давал советы по организации и систематизации каталогов. Он стремился привлечь внимание таганрогской общественности к библиотеке, он хотел, чтобы как можно большее число таганрожцев взяли в руки книгу. Веря в силу разума и добрые человеческие начала, Чехов считал, что книга может, оказать людям неоценимую услугу в жизни. Он хорошо помнил себя в читальном зале городской библиотеки и думал о тех, кому еще предстоит искать свои пути...

Иллюстрация И. Е. Репина к повести А. П. Чехова 'Мужики'
Иллюстрация И. Е. Репина к повести А. П. Чехова 'Мужики'

Первые книги в адрес таганрогской библиотеки Антон Павлович отправляет в 1890 году, накануне отъезда на Сахалин. В их числе была книга Л. Н. Толстого «Власть тьмы» с собственноручной авторской подписью, которой Чехов очень дорожил.

С того времени началась долгая и кропотливая работа по комплектованию таганрогской городской библиотеки. Писатель обращается к своим друзьям, коллегам, переводчикам, издателям, редакторам с просьбой прислать ему книги или же отправить их непосредственно в Таганрог. При этом он пояснял: «На книгах должны быть автографы - это необходимо. (После своей смерти, т. е. лет через 70 - 80, я жертвую свою библиотеку Таганрогу, где родился и учился; с автографом книга, особливо в провинции, ценится в 100 раз дороже.)»

Первая большая партия книг была отправлена в 1895 году с сопроводительным письмом в городскую управу, к голове Таганрога К. Г. Фоти: «Посылаю для городской библиотеки книги, в большинстве полученные мною от авторов, переводчиков или издателей. Многие из них, именно те, которые снабжены автографами, имеют для меня особенную ценность, и это обстоятельство объясняет, почему я решаюсь предлагать книги, которые, быть может, уже имеются в нашей библиотеке и не обогатят собою ее каталога. Прошу Вас принять их и разрешить мне и впредь присылать книги, причем в следующие разы я буду направлять свои посылки непосредственно в библиотеку».

А. П. Чехов. Фото 1899 г
А. П. Чехов. Фото 1899 г

Посылая книги в Таганрог, Антон Павлович думал, где их разместить, кто их будет читать, рекомендует, предлагает, советует. Ему хочется воочию убедиться, что дела в библиотеке улучшаются. Собираясь в августе 1896 года на юг, он предполагает не только осмотреть библиотеку, но и похлопотать о новом здании для нее. Вместе с заведующим библиотекой П. Ф. Иордановым они обсуждают план размещения библиотеки, «народной читальни и залы для народных чтений». П. Ф. Иорданова Антон Павлович знал еще по таганрогской гимназии - тот окончил ее на год раньше, с золотой медалью. Окончив медицинский факультет Харьковского университета, П. Ф. Йорданов вернулся в родной Таганрог и стал одним из выдающихся его деятелей, много сделавших для процветания города.

Принимая непосредственное участие в комплектовании городской библиотеки, Антон Павлович заботился о систематизации книг, составлении каталога. Здесь были книги справочного характера, для народного чтения, книги таганрожцев, которые писатель настоятельно рекомендовал иметь в библиотеке, книги для создания иностранного отдела. «Библиотека хорошеет с каждым днем, - сообщает писателю П. Ф.Йорданов. - уже она первая в городе, т. е. опередила и клубные и гимназические, а между тем еще как недавно она была мизерной из всех...»

Книги поступали в таганрогскую библиотеку с оказией, через знакомых и родственников. Часто посредником в этих делах был Георгий Митрофанович Чехов. Через него Антон Павлович решал и многие другие вопросы, с которыми обращались к нему таганрожцы. Так, в августе 1896 года, во время его приезда в Таганрог, с просьбой о помощи обратился к нему дальний родственник, Андрей Павлович Евтушевский, брат Людмилы Павловны, жены М. Е. Чехова. Он просил, чтобы Антон Павлович поговорил с директором гимназии об освобождении от платы за обучение его сына Вениамина. Просьба была близка и понятна Чехову. Он сам, будучи гимназистом, неделями вынужден был сидеть дома из-за того, что плата за обучение не ,была внесена. Но к директору гимназии

Антон Павлович не стал обращаться, а просто сам внес плату за первое полугодие с условием, что за второе внесет благотворительное общество, и обязался придерживаться этого условия все последующие годы. При этом он просит брата, Георгия Митрофановича, ничего не говорить о своем решении ни Андрею Павловичу, ни Людмиле Павловне.

Сочинения А. П. Чехова
Сочинения А. П. Чехова

А. П. Евтушевский вскоре счел нужным сообщить А. П. Чехову отметки своего сына. «Отметки Вашего сына мне очень понравились, я хуже учился», - пошутил писатель в ответном письме от 27 ноября 1896 года. Андрей Павлович очень дорожил письмом Чехова, хранил его долгие годы. А когда в 1900 году Антон Павлович подарил ему свою книгу «Повести и рассказы» с автографом, Евтушевский бережно вклеил письмо в книгу, и в таком виде эти уникальные экспонаты были переданы в литературный музей. Вениамин Андреевич Евтушевский после гимназии окончил университет, медицинский факультет, стал популярным в Таганроге врачом, в годы Великой Отечественной войны заведовал госпиталем, умер в 1978 году.

Желание вдохнуть сладкий и приятный «дым отечества», «поклониться степи», которая «в апреле очень хороша», было постоянным. Иногда Чехов даже подумывает о переезде в Таганрог на жительство, особенно когда обострилась его болезнь. Он пишет Георгию Митрофановичу в августе 1897 года: «Мне велят зимовать на юге. Вот если бы Таганрог был годен для зимовки! Я бы тогда на Кампенгаузенском спуске выстроил замок».

«...За виды Таганрога большое Вам спасибо. Пришлите еще, если можно.

Таганрог становится красивым, жить в нем скоро будет удобно, и, вероятно, в старости (если доживу) я буду завидовать Вам», - так пишет А. П. Чехов П. Ф. Иорданову в 1899 году в ответ на присланные четыре вида города.

Но П. Ф. Йорданов сообщает, что степные районы меняются, «степи теперь горят электрическими огнями, заводы растут как грибы...» И писателю хочется увидеть эту новь своими глазами, он планирует «на день заехать в Таганрог для осмотра тамошних заводов...» Приехал - и пробыл на родине пять дней.

13 июля 1899 года вечером он сошел на перрон Таганрогского железнодорожного вокзала и доехал извозчиком до гостиницы «Европейской». В следующие дни осматривал заводы, встречался с представителями городских властей, местными общественными деятелями. Общественность Таганрога готовилась торжественно отметить 200-летний юбилей города, и помощь А. П. Чехова, известного писателя, ей была необходима. С П. Ф. Иордановым он обсуждал вопрос о месте отливки статуи Петра I для памятника в Таганроге.

Желающих встретиться с А. П. Чеховым было очень много. Посещали гостиницу не только официальные лица, но и студенты, «баришни», которым очень хотелось видеть знаменитого земляка. Антон Павлович всех принимал. Как вспоминает А. Б. Тараховский, разговоры его увлекали, и он живо начинал спорить, но как только кто-нибудь из посетителей заговаривал о его произведениях, высказывал похвалы и восторги, Антон Павлович смолкал, становился угрюмым и на его лице появлялась усталость. Он не любил вообще говорить о своих произведениях и отказывался давать объяснения о выведенных им типах.

В этот приезд в Таганрог А. П. Чехов чувствовал себя неважно. Он заметно похудел, побледнел. Доктор Милый рекомендовал ему походить на кумыс в водолечебницу, которую содержали Д. М. Гордон и Н. Г. Диварис. Антон Павлович приходил пить кумыс по два-три раза в день. Разговаривал с продавцом кумыса татарином Г. 3. Чанышевым, обращался к нему почтительно, по имени и отчеству, хотя слышал, как все звали его просто Абдулом. Чехов расспрашивал Чанышева о его жизни, интересовался, грамотный ли он, знает ли татарский язык, и замечал при этом: «Родную речь надо любить».

Антон Павлович регулярно выписывал таганрогские газеты и при своих частых переездах всякий раз просил высылать газеты по новому месту жительства. В апреле 1899 года он писал А. Б. Тараховскому: «Около 10 апреля я уезжаю на север; будьте добры, сделайте распоряжение, чтобы «Приазовский край» мне высылали не в Ялту, а в Лопасню, Моск. губ. Газету я получал аккуратно, каждый день». А в августе того же года вновь пишет: «Завтра или послезавтра я уезжаю в Ялту на зимовку. Будьте добры, велите переменить адрес. Можете при этом сказать: какой беспокойный человек!»

С А. Б. Тараховским Антон Павлович поддерживал переписку, обращаясь к нему с различными просьбами. «Многоуважаемый Абрам Борисович, мне только что подали толстую пачку «Приазовского края». Спешу послать Вам мою сердечную благодарность. Читая газету, узнал между прочим, что г. Шиком издан юбилейный альбом. Если Вам случится встретиться с г. Шиком, то скажите ему, чтобы он выслал мне свой альбом налож(енным) платежом...»

И естественно, что таганрожцы отправляли своему земляку и юбилейный альбом, и адрес-календарь, и фотографии, и визитные карточки, которые печатались в типографии А. Б. Тараховского. Писатель отвечал в январе 1899 года: «Все, что мне присылают и пишут из Таганрога, я получаю с большим удовольствием. Получил и фотографии, и визитные карточки, и мне даже немножко совестно, что меня так балуют».

Летом 1899 года, в пятый свой приезд в Таганрог, Антон Павлович был в гостях у А. Б. Тараховского, в его небольшом саду. Рассматривал розы, интересовался, как их выращивают, очень обрадовался, увидев хвойные деревья. Удивлялся, почему по всему городу растут только одни акации. Советовал посадить сосны, ели, объяснял, как надо сохранять их.

Город детства и юности, рощи, парки, Азовское море, друзья... Все было памятно, впечатляюще.

«Утром в день отъезда я со своим другом детства ездил на Банный съезд... Хороший город!» - писал А. П. Чехов П. Ф. Иорданову 6 августа 1899 года. Друг детства, с которым Чехов учился в одном классе, теперь, спустя двадцать лет, стал известным доктором И. Я. Шамковичем. Он, как врач, тщательно осмотрел Антона Павловича в своей клинике и дал ему консультацию.

Встретился в этот приезд А. П. Чехов и с мещанским старостой Афанасием Федосеевичем Аргиропуло. Тот обратился к писателю за содействием по расширению двухклассной школы. Более двух лет хлопотал староста, но безрезультатно. Антон Павлович помог и в этом. Были получены разрешение на преобразование школы в четырехклассное училище, а также необходимые ассигнования на постройку нового школьного здания.

Но и это еще не все. А. П. Чехов снабдил амбулаторию, открытую мещанским обществом при приюте престарелых и безродных граждан, медицинскими инструментами, медикаментами, перевязочным материалом. Поехал с подписным листом к богатым купцам, собрал более 2200 рублей на пожертвования, сам сделал взнос на нужды приюта. Он дает согласие быть членом детского приюта и до конца своей жизни посылает свой ежегодный членский взнос 100 руб. В Таганроге открываются воскресные классы, и в этом случае не обходится без помощи Антона Павловича: по мнению таганрожцев, участие писателя в новом деле принесло бы «громадную пользу делу...»

Итак, каждая встреча А. П. Чехова с Таганрогом была благотворной и для писателя и для его родного города. Таких встреч, как известно, состоялось всего пять. Они зарегистрированы в различных документальных источниках: в письмах и дневниках А. П. Чехова, в воспоминаниях знакомых, родственников. Однако пять таганрожцев утверждают, что они встречались с Антоном Павловичем в 1901 и в 1902 годах. Это его соученики по гимназии П. П. Филевский, М. А. Рабинович, бывший законоучитель таганрогской мужской гимназии А. Н. Баландин, сын городского мещанского старосты Н. А. Аргиропуло, а также врач В. А. Маркевич-Евтушевский. Их воспоминания записаны и опубликованы известным краеведом Таганрога И. И. Бондаренко. Каждый из названных лиц убедительно рассказывает, будто видел А. П. Чехова то в Успенском соборе, то на вечере, устроенном женскими ремесленными курсами, то в доме Владимира Митрофановича Чехова, то в городском саду и других местах города.

Очень может быть... Антон Павлович не упускал ни одной возможности заглянуть в отчие края хотя бы на короткое мгновение, чтобы вдохнуть «здоровый воздух родины», так необходимый для него...

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"