“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из архива Таганрогского литературного музея им. А. П. Чехова

1

В архиве Таганрогского литературного музея им. А. П. Чехова хранятся материалы и документы, рассказывающие об истории и деятельности «Чеховского кружка» в Таганроге, созданного после смерти А. П. Чехова, в конце 1904 года, и просуществовавшего более 10 лет.

Инициатором и «душой» этого кружка был видный общественный деятель Таганрога — Евгений Михайлович Гаршин, директор Таганрогского коммерческого училища, брат известного русского писателя В. М. Гаршина.

Е. М. Гаршин организовал группу «учредителей» кружка, состоявшую из 9 человек: Блонской Л. И. (художника); Гаршина Е. М., Гаршиной Е. Д. (жены Е. М. Гаршина); Гусаковского А. Н. (директора Таганрогской мужской гимназии); Дросси А. Д. (преподавателя Таганрогского коммерческого училища); Иорданова П. Ф. (врача, члена Таганрогской городской управы); Лицына А. Н. (преподавателя Таганрогского коммерческого училища); Миллера В. А. (агронома); Тарабрина Г. Я. (врача).

19 ноября 1904 года в ростовской газете «Приазовский край» была помещена статья Е. М. Гаршина «Чеховский кружок», в которой автор информировал о создании кружка, о цели его, о проекте устава.

Устав получил окончательную редакцию на собрании учредителей кружка, состоявшемся 23 октября. А 17 декабря собрание учредителей уполномочило Е. М. Гаршина ходатайствовать перед войсковым наказным атаманом о разрешении кружка и утверждении его устава. В прошении на имя наказного атамана Е. М. Гаршин писал: «Несколько лиц, проживающих в г. Таганроге, выразили желание почтить память уроженца г. Таганрога, скончавшегося 2 июля

1904 года писателя Антона Павловича Чехова, устройством в г. Таганроге литературного кружка под наименованием «Чеховский кружок», посвященного изучению Чехова как писателя и человека, уполномочили меня ходатайствовать перед вашим превосходительством о разрешении такого кружка и утверждении его устава».

Ходатайство Е. М. Гаршина и проект устава прошли все инстанции: сначала — Таганрогский полицеймейстер, затем — наказный атаман войска Донского, и, наконец, — военный министр.

Устав чеховского кружка был утвержден военным министром только 21 июля 1905 года. К сожалению, в Таганрогском музее не сохранился проект устава, выработанный учредителями кружка, имеется только печатный экземпляр устава, утвержденного военным министром. По всей вероятности, в тех инстанциях, через которые проходил проект устава, он претерпел ряд изменений.

Необходимо остановиться на некоторых особенностях устава, характеризующих те условия, в которых существовали литературные общества в царской России.

§ 45 устава гласил, что кружок состоит в ведении военного министерства, а в § 49 читаем: «Если независимо от присвоенного губернаторам и градоначальникам по закону права закрывать общественные собрания при обнаружении в них чего-либо противного государственному порядку и общественной безопасности и нравственности, войсковой наказный атаман войска Донского признает необходимым закрыть кружок по другим причинам, то он представляет об этом на усмотрение военного министерства».

В той части устава, где говорится о составе кружка, указывается, что членами кружка не могут быть учащиеся, нижние воинские чины, а также состоящие под судом и следствием по обвинению в преступлениях, влекущих за собою ограничение в правах.

Устав всячески суживал права и функции общих собраний членов кружка. В § 34 сказано, что о дне, часе, месте и предметах занятий общих собраний совет кружка обязан каждый раз заблаговременно доводить до сведения начальника местной полиции, что к обсуждению на общих собраниях допускаются лишь такие предметы, которые относятся непосредственно к определенной уставом деятельности кружка и о которых предварительно доведено до сведения начальника полиции.

После утверждения устава общее собрание избрало совет кружка в составе 3 человек; председателем совета был избран Е. М. Гаршин.

Была объявлена запись желающих работать в кружке. В 1909 году кружок насчитывал более 30 членов. В состав его входили преимущественно представители таганрогской интеллигенции — педагоги, врачи, журналисты. Членами кружка были: доктор Шамкович, товарищ Чехова по Таганрогской гимназии, Тараховский — редактор таганрогской газеты «Приазовская речь», Лонткевич — инспектор и преподаватель словесности Таганрогской мужской гимназии. Лагутинский — преподаватель литературы Таганрогского технического училища и др. Членами кружка являлись также писатели В. Г. Тан-Богораз и В. А. Гиляровский.

В состав кружка входили и родственники А. П. Чехова — М. П. Чехова, М. П. Чехов, И. П. Чехов, А. П. Чехов, В. М. Чехов и др.

Чеховский кружок наметил широкую программу своей деятельности: изучение произведений Чехова, разработка вопросов творчества и общественной деятельности писателя, рассмотрение историко-литературных материалов о Чехове, печатных отзывов о личности писателя, его произведениях и об исполнении на сцене его пьес и т. д.

Как видим, Чеховский кружок выдвинул перед собой ряд серьезных задач, но поставленный уставом в жесткие условия существования, не смог развернуть большой, подлинно научной работы по изучению личности и творчества А. П. Чехова.

Наиболее интенсивной и плодотворной была деятельность кружка в 1910 г., когда отмечалось 50-летие со дня рождения А. П. Чехова.

В юбилейные дни горячо обсуждался в кружке вопрос о создании мемориального музея-домика Чехова, в котором родился писатель.

14 января 1910 г. Е. М. Гаршин писал таганрогскому городскому голове: «Общее собрание членов Чеховского кружка в г. Таганроге 13 сего января постановило ходатайствовать перед Таганрогским городским управлением о том, чтобы Таганрогское городское управление приобрело в собственность от г-жи Коваленковой принадлежащее ей дворовое место по Чеховской улице, № 47, с постройками на нем, по улице и во дворе, имея в виду охранение в нeприкосновенности небольшого домика, в глубине сего двора находящегося, в котором родился Антон Павлович Чехов... Вместе с тем могу добавить, что г-жа Коваленкова заявила мне о готовности своей продать вышеуказанное свое имение за 10 тысяч рублей. Председатель совета Е. Гаршин». Только спустя пять лет Таганрогская городская управа приобрела домик, в котором родился А. П. Чехов, а музей был размещен в этом домике лишь после Октябрьской революции.

На одном из заседаний Чеховского кружка Е. Ф. Лонткевич, изучивший архив Таганрогской мужской гимназии, сообщил ценные материалы о гимназических годах А. П.

Чехова. Содержание этого доклада было опубликовано в местной печати.

Киселева, член кружка, сделала доклад на тему: «О литературном творчестве Чехова». Об этом докладе в газете «Приазовская речь» от 31 января 1910 г. было сказано: «Труд г-жи Киселевой, очень интересный и содержателъный, был выслушан членами кружка с большим вниманием».

На общем собрании кружка 12 февраля 1910 г. были приняты решения о постановке чеховского спектакля и об издании чеховского сборника. По замыслу кружковцев, в сборнике, посвященном памяти Чехова, намечено было уделить особое внимание биографии писателя, его жизни в Таганроге и тем его произведениям, в которых писатель касался таганрогской жизни. По неизвестным причинам сборник не был издан. Повидимому, это было связано с тем, что Е. М. Гаршин вскоре уехал из Таганрога, а после отъезда Е. М. Гаршина деятельность Чеховского кружка заметно снизилась.

В связи с открытием в Таганроге 17 января 1914 г. музея и библиотеки им. А. П. Чехова кружок преподнес городской управе «адрес», в котором отмечалось, что музей явится центром по изучению жизни, личности и творчества писателя. «Этими надеждами Чеховский кружок чувствует себя возрожденным к новой жизни». Однако Чеховский кружок уже не возродился «к новой жизни» — никакой значительной работы за последний период своей деятельности (1914—1917 гг.) он не провел.

Только после Великой Октябрьской социалистической революции были созданы условия в нашей стране, в том числе и на родине великого русского писателя — в Таганроге, для всестороннего, глубокого, подлинно научного изучения личности, общественной и литературной деятельности А. П. Чехова.

Когда Е. М. Гаршин уезжал из Таганрога (в конце 1911 г.), местная интеллигенция тепло прощалась с ним и поднесла ему «адрес». В этом «адресе» в высокопарном стиле отмечались заслуги Е. М. Гаршина: «Больших усилий, благородных усилий стоило направить в русло деятельность нашего общества, привить культурные вкусы нашему разношерстному, в массе ко всему равнодушному населению... благодаря святой потребности Вашей натуры «сеять разумное, доброе, вечное...». Заканчивался «адрес» словами: «Будь таких людей почина и жизни больше, мы бы скоро, очень скоро увидели «небо, усеянное алмазами», а не через 300—400 лет, как этого уныло ждал наш великий таганрожец».

«Адрес» был составлен в типичном духе буржуазно-либерального славословия и празднословия, но в нем звучали и искренние нотки — несомненно, Е. М. Гаршин был незаурядным общественным деятелем.

Следует отметить, что, наряду с работой в Чеховском кружке, Е. М. Гаршин был одновременно председателем Таганрогского общества образования, которое открыло в городе ряд дошкольных учреждений (детские площадки, «народный детский сад»), организовало ряд общеобразовательных лекций и т. п.

Перед своим отъездом из Таганрога Е. М. Гаршин организовал для учителей начальных городских и сельских школ цикл бесплатных лекций по вопросам педагогики и преподавания отдельных предметов. Сам Е. М. Гаршин прочел 10 лекций по истории русской литературы.

2

Членом Чеховского кружка был, как указано выше, В. А. Гиляровский. На нем стоит остановиться особо.

Владимир Алексеевич Гиляровский (1855—1935) — беллетрист, поэт, журналист, получивший в писательском и актерском мире прозвище «дядя Гиляй». Его жизнь была наполнена всевозможными приключениями, интересными встречами. В течение своей долгой жизни он перепробовал различные профессии — был крючником, бурлаком, рабочим, табунщиком, актером и пр. О своей жизни он рассказал в книге «Мои скитания» (изд. «Федерация», 1928 г.). В. А. Гиляровский был близко знаком с А. П. Чеховым, с которым вместе работал в мелких юмористических журналах. В своих воспоминаниях «Веселые дни А. П. Чехова» (журнал «Заря», 1914 г., № 26) В. А. Гиляровский говорит о своем знакомстве и дружбе с великим писателем: «С Чеховым я познакомился в 1881 г. в «Будильнике» и мы скоро подружились, работая вместе в «Зрителе», в «Осколках» и в «Свете и тени».

А. П. Чехов в письме к М. Горькому от 24 августа 1899 г. говорил о Гиляровском: «Я знаю его уже почти 20 лет, мы с ним вместе начали в Москве нашу карьеру и я пригляделся к нему весьма достаточно... В нем есть кое-что ноздревское, беспокойное, шумливое, но человек это простодушный, чистый сердцем, и в нем совершенно отсутствует элемент предательства, столь присущий господам газетчикам».

Гиляровского как писателя Чехов так характеризовал: «не без таланта, но литературно необразованный». Чехову очень нравилось произведение Гиляровского «Люди четвертого измерения» — пародия на декадентские произведения. В письме Чехова от 23 марта 1903 г. читаем: «Милый дядя Гиляй, твои «Люди четвертого измерения» великолепны, я читал и все время смеялся».

Гиляровский издал в 90-х гг. книжку своих стихов «Забытая тетрадь». В своих воспоминаниях о Горьком Гиляровский рассказывает: «Послал мой сборник стихов «Забытая тетрадь», где были напечатаны проспанные цензурой две главы «Стеньки Разина». «Разин — здорово! и красиво!» — пишет мне в ответ на посылку Алексей Максимович, и эта похвала автора «Буревестника» мне очень дорога».

В 1896 г. Горький напечатал рецензию на 2-е издание этой книжки, где дал в общем отрицательный отзыв о стихах Гиляровского.

В Таганрогском музее им. А. П. Чехова имеются автографы двух стихотворений Гиляровского на донские темы. Эти стихотворения связаны с именем А. Л. Селивановой-Краузе, друга семьи Чеховых. Одно стихотворение Гиляровского — «Песня Дона» — записано в альбоме Селивановой, другое «Ал. Льв. Краузе-Селивановой» — на визитной карточке Гиляровского, вложенной в альбом.

Представляют некоторый интерес история и содержание этого альбома. Александра Львовна Селиванова (в замужестве — Краузе) проживала в Таганроге и в Зуевке (большое село, расположенное в семи километрах от станции Харцызск). На последней странице альбома рукой Селивановой записано: «Выехала из Зуевки 25 августа 1896 года». А. Л. Селиванова была в дружеских отношениях с семьей Чеховых, в частности с Антоном Павловичем. Когда Чеховы уехали из Таганрога, Селиванова приезжала к ним в гости в Москву и в Мелихово. У Селивановой был альбом, в который ее друзья и знакомые записывали стихотворения «на память». В этом альбоме есть три стихотворения-шутки А. П. Чехова; самое большое из них — «басня» о китайцах.

Впервые эта басня была опубликована А. Б. Тараховским в 1905 г. в ростовской газете «Приазовский край». В 1910 г. Тараховский снова опубликовал эту басню в таганрогской газете «Приазовская речь» с комментариями к басне (приложение к № 56 «Приазовской речи» от 31 января 1910 г.). В конце своей публикации Тараховский сообщал, что Краузе предполагает передать свой альбом в Чеховский музей.

Сейчас этот альбом хранится в Таганрогском музее им. А. П. Чехова. В альбоме имеются, кроме стихотворений А. П. Чехова, стихотворения брата писателя — М. П. Чехова, Т. Л. Щепкиной-Куперник, В. А. Гиляровского и др.

Стихотворения А. П. Чехова, М. П. Чехова и Т. Л. Щепкиной-Куперник были опубликованы с подробными комментариями М. П. Чехова и С. Д. Балухатого в 1929 г., в «Чеховском сборнике».

Публикуем два стихотворения В. А. Гиляровского, посвященные Краузе-Селивановой (Стихотворение «Песня Дона» с отдельными изменениями в тексте (кстати сказать, неудачными) было напечатано позднее в сборнике Гиляровского «Забытая тетрадь» (Москва, 1896 г.), под заглавием «Из донских мотивов». Стихотворение «Ал. Льв. Краузе-Селивановой» до сих пор не было опубликовано).

 Песня Дона 

 Дон могучий, Дон широкий 

 Темносинею волной 

 По степи бежит далекой, 

 Блещет яркою струей. 

 И, журча, катятся воды, 

 И валы о берег бьют, 

 И о днях былой свободы 

 Песни смелые поют. 

 Все поют! О буйной воле, 

 О наездах казаков, 

 О пирах, о тяжкой доле, 

 О бряцании оков... 

 Все поют! И песню эту 

 Кто душой своей поймет, 

 Пусть несет ее по свету, 

 Пусть, как Дон, ее поет!

Вл. Гиляровский

18

25 XII 87


 Ал. Льв. КРАУЗЕ-СЕЛИВАНОВОЙ 

 Донские, милые мотивы 

 Напомнили былое мне, 

 Напомнили родные нивы 

 И дни в родимой стороне. 

 Все, что мне сердце волновало 

 Что заставляло жить душой... 

 Все, что давно так миновало, 

 Вы воскресили предо мной!

В. Гиляровский

25 дек. 96 г. Мелихово.

Донские стихотворения В. А. Гиляровского не представляют большой художественной ценности, но они интересны в том отношении, что косвенным образом отражают одну из тем бесед А. П. Чехова с его друзьями, связанную с приездом А. Л. Селивановой-Краузе к Чеховым в Москву и в Мелихово, — близкую А. П. Чехову донскую тему.

3

В архиве музея хранится коллекция фотографий с автографами современников А. П. Чехова — писателей, ученых, публицистов, актеров.

Фотографии представляют собою подношения Чехову друзей и поклонников таланта писателя. Почти все известные в свое время литераторы и выдающиеся русские писатели представлены в этой коллекции.

Впервые многие автографы этой коллекции были опубликованы — в некоторых случаях неточно — в таганрогской газете «Приазовская речь» от 19 января 1910 г. Несколько автографов было использовано Ф. Мускатблитом в его биографии Чехова (в сб. «А. П. Чехов», «Русская быль», М., 1910 г.), причем одни автограф, принадлежащий П. А. Сергеенко, ошибочно приписан Далю (казаку Луганскому).

Отдельные автографы были приведены в статье П. С. Когана «Чеховский городок» (в г. «Биржевые ведомости» от 20 апреля 1916 г.).

С. Д. Балухатый, описывая в 1923 г. неизданные материалы Чеховской комнаты (в альманахе «Литературная мысль», кн. II, Петроград), отметил коллекцию из 43 фотографий и перечислил литераторов, поднесших Чехову карточки со своими автографами, не приводя самих автографов.

Автографы имеют различный характер: то это лаконическая подпись, то обращение к Чехову с простым приветствием, или с каким-нибудь своеобразным текстом — стихотворным или прозаическим.

Автографы свидетельствуют об исключительно теплом отношении многих современников к Чехову. Это отношение часто выражается различными эмоциональными эпитетами, в которых чувствуется своеобразный «культ» Чехова — не только писателя, но и человека — у его современников.

Считаем небезынтересным опубликование наиболее значительных и выразительных автографов.

Вот автографы известных русских писателей:

«Дорогому другу моему Антону Павловичу Чехову почитатель Григорович. 20 января 1889 г.».

«Антону Павловичу Чехову на добрую память от уважающего его Н. С. Лескова. СПБ. 1892 г.».

«Дорогому и глубокоуважаемому Антону Павловичу Чехову, Ив. Бунин. 20 февр. 1901 г.».

«Глубокоуважаемому Антону Павловичу Чехову. Леонид Андреев. 29 марта 1902 г.».

«Горячо любимому писателю Антону Павловичу Чехову. В. Вересаев. Тула. 20-V.03».

Своеобразна надпись на фотокарточке Бальмонта, раскрывающая в напыщенной стихотворной форме его декадентское восприятие Чехова:

 «Одному из немногих, читая кого 

 Я познал, что красивы людские страданья, 

 И что сладко сплетать из мучений мечтанья, 

 И что сердце мое не мертво.

К. Бальмонт».

Оригинален стихотворный автограф-шутка П. А. Сергеенко:

 «На добрую память 

 Тому, который преуспел 

 И мудро сочетать сумел: 

 Ум пламенный с душою мирной, 

 Беспечность с жизнью трудовой, 

 Насмешку с милой простотой И лиру с трубкою клистирной.

П. Сергеенко. М. Ивановка, 89.VIII.30».

Интересен стилизованный автограф (без подписи), принадлежащий перу писателя-этнографа С. В. Максимова:

 «Благословен умело и смело грядый 

 по неисхоженным и маловедомым путям родной страны! 

 Приветствует от души молодого товарища 

 Антона Павловича Чехова усталый странник.

7 января 1892 г. СПБ».

В таганрогском музее хранится еще одна карточка, на которой С. В. Максимов сфотографирован вместе с А. П. Чеховым. На обороте этой фотокарточки рукой А. П. Чехова написано:

 «С. В. Максимов (автор «Год на Севере», «Сибирь и каторга») и А. П. Чехов. Ялта. 1899 г., в гостях у начальницы женской гимназии».
4

Представляет большой интерес коллекция больших фотографических портретов и небольших фотографий с автографами руководителей и артистов Московского Художественного театра.

Ранние по времени из них являются подношениями А. П. Чехову, более поздние — дар таганрогскому музею.

Некоторые из этих портретов являются оригиналами, другие — копиями.

Многие фотокарточки-подношения Чехову имеют дату 17 января 1904 г. Как известно, это — день премьеры «Вишневого сада» и чествования Чехова в Московском Художественном театре.

Отдельные автографы своим содержанием связаны с этой знаменательной датой.

Приводим наиболее яркие автографы:

«Талантливейшему из современных драматургов Антону Павловичу Чехову постоянный в своем увлечении.

Вл. Немирович-Данченко».

«Искренно любимому и чтимому А. П. Чехову, создателю нового театра от благодарного режиссера и актера К. С. Алексеева (Станиславского).

Москва, 10 февраля 1902 г.».

«Горячо, всей душой любимому Антону Павловичу Чехову бесконечно благодарный Василий Качалов. 17 января 1904 г.».

«Другу детства, однокашнику, дорогому человеку, великому писателю от ученика таганрогской гимназии Александра Вишневского. 17 января 1904 г.».

«Глубокоуважаемому Антону Павловичу Чехову от любящего искренно дедушки Фирса-Артема. 17 января 1904 г.».

Представляет особый интерес автограф Народного артиста Москвина, написанный в стиле созданной им роли Епиходова:

«Собственно говоря господин Чехов не касаясь других придметов я должен выразится о сибе между протчим что я очинь развитой Человек. Я читаю всевозможный Вашы ученый сочинении. Но никак не могу понять в них себе Вашего направления жить мне или застрелится, но тем ни менее я их читаю. Если допустим я ошибаюсь тогда зачем же всегда когда я их читаю я прихожу (это просто даже замичательно) в состояньи духа... Вы читали «Русския слово» 18 генваря?.. Это я так между прочим и Вы прикрасно знаете для чего я это присовокупил. А я могу Вам только завидовать.

Известный Вам Епиходов. Он же псивдоним».

Своеобразным дополнением к этим автографам на фотокарточках артистов Московского Художественного театра являются хранящиеся в таганрогском музее телеграммы К. С. Станиславского и Вл. Ив. Немировича-Данченко, посланные ими в Таганрог в 1914 г. — в день открытия Таганрогского музея и библиотеки им. А. П. Чехова (17 января 1914 г.).

В этих поздравительных телеграммах имеются места, характеризующие отношение руководителей и коллектива МХТ к Чехову как человеку и писателю. К. С. Станиславский говорит о «незабвенном, любимом и дорогом Антоне Павловиче», Чехова-писателя он называет гением.

В телеграмме Вл. И. Немировича-Данченко подчеркивается: «его (Чехова) нежная любовь к родному городу неразрывно привязала к Таганрогу и чувство того театра, в котором он нашел самых горячих и преданных выразителей его поэтического дара».

5

В 1935 году Таганрог торжественно отмечал 75-летие со дня рождения А. П. Чехова. Таганрогская юбилейная комиссия получила много поздравительных телеграмм и приветственных писем.

Частично этот материал публиковался в общей прессе и в «Таганрогской правде».

В архиве таганрогского музея хранятся автографы писем Г. Димитрова, Н. Крупской, М. Горького, А. Серафимовича.

Приводим письма-автографы Г. Димитрова, Н. Крупской, М. Горького, А. Серафимовича и телеграммы К. Станиславского и Вл. Немировича-Данченко.

«Таганрог. Горкому ВКП(б).

Дорогие товарищи!

Я очень жалею, что не имею возможности принять приглашение участвовать в проводимом ознаменовании 75-летия со дня рождения Чехова.

Свергнув власть помещиков и капиталистов, трудящиеся Советского Союза, под руководством славной партии Ленина—Сталина, коренным образом изменили и ежедневно меняют лицо страны, ее городов и полей и широко развертывают борьбу за уничтожение последних остатков того прошлого, которое Чехов так замечательно ярко рисовал и высмеивал в художественных образах.

Сравнивая это проклятое прошлое, образцом которого был Таганрог во время Чехова, с хозяйственными и культурными достижениями теперешнего социалистического Таганрога, нельзя не испытывать подлинной радости и гордости. Пусть на примере достигнутых крупных успехов чеховский юбилей послужит для трудящихся вашего города новым толчком в дальнейшей борьбе, под руководством партии и во главе с нашим вождем тов. Сталиным, за превращение Таганрога в образцовый передовой социалистический город как в хозяйственном и культурном отношении, так и в области укрепления обороноспособности Советского Союза — отечества мирового пролетариата.

Нужно всегда помнить, товарищи, что каждый ваш успех, каждая новая победа на фронте социалистического строительства является новым вкладом, укрепляющим международный фронт борьбы мирового пролетариата против буржуазии, против фашизма, против угрозы новой войны, и воодушевляет трудящихся капиталистических стран в их борьбе за победу пролетарской революции во всем мире.

С горячим большевистским приветом Г. Димитров». Москва, 23 мая 1935 г.

«Наша родина богата замечательными художниками слова, умевшими в живых образах показать жизнь, как она есть. Таким художником слова был и Антон Павлович Чехов. У них учились наши революционеры вглядываться в жизнь, в людей, в их поступки, учились замечать и ненавидеть пошлость, глупость, лицемерие, фразерство, бездушие, бюрократизм и пр., учились ценить в людях самых незаметных, затертых жизнью, их стремление к светлому будущему, их убежденность, талант, энергию, героизм. В корне изменилась вся наша страна, не узнал бы Антон Павлович людей Таганрога, которых он так хорошо знал. Ушли в прошлое целые слои тогдашнего русского общества, рабочий люд стал хозяином страны, строит социализм. Рабочие, работницы, домохозяйки, молодежь наша, просвещенцы, советская интеллигенция хотят сделать жизнь культурной, радостной, полной ярких переживаний, глубоко коллективной. И не случайно так вырос интерес к художественной литературе. В жизни, в быту, в человеческих отношениях еще много пережитков старого. Чтобы их изжить, надо научиться их замечать. Этому хорошо можно учиться у Антона Павловича. Ставим мы ему памятник, но самым лучшим памятником будет изжитие до конца пережитков прошлого, самым лучшим памятником будет новый тип людей-коллективистов, которых мы должны заботливо растить.

Н. Крупская».

«Товарищам и гражданам Таганрога.

Нездоровье помешало мне принять даже заочное участие в чествовании вашем памяти Антона Павловича Чехова, да, вот и с этим откликом опоздал я.

Теперь, слушая рассказы о том, как прекрасно организован был вами день Чехова, как торжественно вы провели его, я еще раз убеждаюсь в быстроте и широте культурного роста людей великой нашей страны.

Я хорошо помню начало литературной деятельности А. П. Чехова, помню кисленькие улыбочки дореволюционных обывателей, когда они почувствовали, что человек, который казался им только веселым забавником, начал мягкой рукой, но безжалостно обнажать пошлость и глупость их жизни. Его проницательный взгляд удивительно легко и метко вскрывал за мишурой привычной, либеральной болтовни тупой эгоизм и трусливое лицемерие домашних животных, царя Александра III и сына его, который ухитрился возвыситься почти до символической фигуры всероссийского обывателя — до фигуры, которая совмещала в себе хладнокровную жестокость к людям с византийской хитростью и глупостью дегенерата.

Чествование памяти одного из крупнейших художников русского слова вы превратили в торжественный праздник, какого еще не бывало. Как гражданин страны нашей, я горжусь небывалым почетом, оказанным вами работе литератора, как литератор — кланяюсь вам, от себя и от лица Союза литераторов.

М. Горький».

«Дорогие товарищи!

У Чехова я учился писать, у Чехова я чувствовал ужасающий строй, в котором мы жили. Пусть это были не боевые картины призыва к борьбе, все равно, они, как ржавчина, разъедали подлый строй, в свою меру подготовляя его обвал под натиском революции.

Позвольте приветствовать партийную организацию, профсоюзную, комсомол, общества, организовавшие чествование памяти чудесного писателя, и сердцем присоединиться к этому чествованию.

А. Серафимович».

«К большому моему огорчению не могу лично поклониться родине поэта, которому считаю себя обязанным не только высокими духовными радостями читателя. Я вспоминаю о Чехове неотрывно от той или другой полосы моих собственных писательских или театральных переживаний. Мы жили одной эпохой, пользовались одинаковым жизненным материалом и потому я влюбленно охватывал его новые краски, новые слова, новую правду. Воспоминания о Чехове скрещиваются во мне еще с воспоминаниями о тех моих собственных путях, которые вели к рождению Московского Художественного театра».

(Из телеграммы Вл. Немировича-Данченко).

«... Мы все волнуемся в этот важный для нас день, посвященный памяти лучшего человека, сыгравшего в нашей жизни исключительно важную роль. Каждое воспоминание о нем откликается в наших благодарных сердцах и воскрешает самые радостные, незабываемые нежные чувства... Мы мысленно присутствуем на торжестве, горячо любим дорогого Антона Павловича, преклоняясь, чтим память лучшего нашего друга, самого любимого писателя».

(Из телеграммы К. Станиславского)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"