“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


предыдущая главасодержаниеследующая глава

XII

 "Современные драматурги начиняют свои пьесы 
 исключительно ангелами, подлецами и шутами, - 
 пойди-ка найди сии элементы во всей России!.. 
 Я хотел соригинальничать: не вывел ни одного 
 злодея, ни одного ангела... никого не обвинил, 
 никого не оправдал..." 
 
Чехов (13, 381)

"Уравновешивание плюсов и минусов" было его обычным литературным приемом.

Едва только он заметил, что образ Лопахина, купца-толстосума, купившего по дешевке у разорившихся бар их любимый вишневый сад, воспринимается зрителем как привычный отрицательный образ, известный по многим страницам Некрасова, Щедрина, Глеба Успенского, Эртеля, он уже после того, как пьеса была закончена им, ввел в характеристику этого Разуваева такие черты, которыми обычно одарял лишь самых светлых, поэтичных людей. Наперекор всем шаблонам тогдашних повестей и романов он заставил одного из своих персонажей сказать этому "отрицательному типу":

"У тебя тонкие нежные пальцы, как у артиста, у тебя тонкая, нежная душа" (11, 351), то есть так уравновесил его "минусы" "плюсами", что рутинным актерам стало трудно играть эту роль.

Чехов предвидел опасность банального истолкования роли и настаивал, чтобы эту роль непременно играл самый тонкий актер - Станиславский.

"Купца должен играть только Константин Сергеевич, - писал он Ольге Леонардовне Книппер. - Ведь (Лопахин. - К. Ч.) это не купец в пошлом смысле этого слова, надо сие понимать" (20, 167).

"Роль Лопахина центральная, - писал он ей же в другом письме. - Лопахина надо играть не крикуну, не надо, чтобы это непременно был купец. Это мягкий человек" (20, 169).

В письме к Станиславскому он говорил:

"Лопахин, правда, купец, но порядочный человек во всех смыслах, держаться он должен вполне благопристойно, интеллигентно" (20, 170).

И еще:

"Не надо упускать из виду, что Лопахина любила Варя, серьезная и религиозная девица; кулачка бы она не полюбила" (20, 170).

Примечательны эти заботы о том, чтобы читатели пьесы и зрители не сочли Лопахина "отрицательным типом".

Человеку, совершающему в пьесе самый жестокий поступок, Чехов придает задушевную мягкость. Разрушителя поэтически прекрасного сада наделяет артистизмом и нежностью. Того, кто рутинным умам может показаться обыкновенным "чумазым", одаряет интеллигентностью, то есть тем качеством, которое ценится им превыше всего.

Словом, принимает все меры, чтобы минусы были уравновешены плюсами.

И здесь его устойчивый метод.

Этот метод он применял в десятках бесконечно разнообразных новелл. Его искусство "уравновешивать плюсы и минусы" было особенно заметно в тех вещах, где он сталкивает косных, вялых, отрицающих жизнь, пассивно-равнодушных людей с жизнеутверждающими, боевыми, беспокойными, ищущими. На страницах у Чехова очень часто происходят эти столкновения и стычки двух непримиримых врагов, и, наблюдая, как дерутся противники, Чехов нигде в своих новеллах и пьесах не высказывает внятно и громко своего отношения к той или другой стороне.

"Любите своих героев, - советует он одной молодой беллетристке, - но никогда не говорите об этом вслух"*.

* (Т. Л. Щепкина-Куперник. О Чехове. "А. П. Чехов в воспоминаниях современников", М., 1954.)

Когда читаешь, например, его новеллу "Княгиня", конечно, не испытываешь ни тени сомнения, что Чехов жгуче ненавидит княгиню, ленивую эгоистку, ханжу, вносящую в жизнь людей одни только страдания и бедствия и все же воображающую себя ангелом кротости, благодетельницей вдов и сирот.

В одном из своих тогдашних писем Чехов прямо назвал эту женщину: "поганая баба" (14, 234).

И, конечно, он согласен с каждым словом ее обличителя, доктора Михаила Ивановича, который безбоязненно говорит ей в глаза, что она пошлая, злая мучительница, то есть говорит ей то самое, что сказал бы ей Чехов.

Но ради уравновешивания плюсов и минусов он наделяет этого "положительного героя" "Княгини" несколькими крупными минусами: и голос у него неприятный, и смех неприятный, и речь у него неуклюжая, и внешность отталкивающая, и даже глаза нагловатые (7, 216-218).

В интересах художественной правды Чехов поступал так со всеми - буквально со всеми - "положительными героями" своих повестей и рассказов. Положительных героев у него было множество, и все они доблестно сражались с ненавистными ему насильниками, пошляками и трутнями. Но большинству своих положительных героев он придавал отрицательные черты, а большинству отрицательных - положительные.

Такой системы он упрямо придерживался, изображая опять и опять схватки двух враждующих сил, двух полярно противоположных характеров.

Этих схваток у него великое множество. Вот краткий перечень тех "дуэлянтов", которые неутомимо сражаются на страницах его пьес, повестей и рассказов:

  • Абогин - и Кирилов в рассказе "Враги".
  • Рыбников, Майер - и Васильев в "Припадке".
  • Княгиня - и доктор в рассказе "Княгиня".
  • Лаевский - и фон Корен в "Дуэли".
  • Фон Штемберг - и Ананьев в "Огнях".
  • Павел Андреевич - и Наталья Гавриловна в рассказе "Жена".
  • Владимир Ладовский - и сестра его Вера в рассказе "Хорошие люди".
  • Семен Толковый - и татарин в рассказе "В ссылке".
  • Доктор Андрей Ефимыч - и Иван Дмитрий Громов в "Палате № 6".
  • Орлов - и Зинаида Федоровна в "Рассказе неизвестного человека".
  • Тетя Даша - и Вера в рассказе "В родном углу".

Чехов сталкивает их друг с другом и потом внимательно следит за всеми их поединками, схватками, стычками. Вообще его сила - в изображении острых и притом неразрешимых конфликтов.

Лишь один из его рассказов носит название "Враги", но на самом-то деле многим из них можно дать такое же заглавие. О пьесах и говорить нечего. В пьесе "Иванов" непримиримо враждебны друг другу Иванов и Львов. В "Чайке" - артистка Ирина Аркадьевна и ее сын Константин. В "Дяде Ване" - профессор Серебряков и Войницкий, и т. д.

Впрочем, в "Дяде Ване" Чехов и сам не скрывает своей антипатии к профессору. Так же не скрывает своей ненависти к унтеру Пришибееву и к человеку в футляре.

Из сказанного, повторяю, единственный вывод: Чехов очень трудный писатель. Простота его литературной манеры обманчива. Понять его не так-то легко. Уже то, что в его наиболее зрелых вещах такое множество сложных характеров, недоступных элементарным, невосприимчивым к искусству умам, сильно затрудняет понимание его суггестивных*, богато насыщенных образов. Я уже не говорю о скрытой симфоничности таких произведений, как "Чайка", "В овраге", "По делам службы", "Дама с собачкой", "Скрипка Ротшильда", "Три сестры", "Архиерей", рассчитанных на музыкальное чувство читателей.

* (Суггестивный (от латинского suggestio) - в данном случае сложный, содержащий намеки, имеющий подтекст.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"