“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


предыдущая главасодержаниеследующая глава

И. Бондаренко. ЩЕДРАЯ ДАНЬ НАРОДА

ЮБИЛЕЙ ЧЕХОВА В ТАГАНРОГЕ В 1935 ГОДУ

Антон Павлович Чехов не любил казенных юбилеев. Они наводили на него скуку и раздражали «враньем» официальных речей, газетных отчетов. Даже своих таганрогских друзей, собиравшихся устроить ему чествование по случаю 25-летия литературной деятельности, он просил «отложить юбилей и разговоры о нем впредь до благополучного будущего» (А. П. Чехов. Полн. собр. соч. и писем. Т. 20: М., Гос. иэд-во худ. лит., стр. 193. В дальнейшем цитируется это издание).

Это будущее пришло только с революцией. В советском Таганроге стало традицией ежегодно отмечать чеховские даты. Лекции, концерты, читательские конференции, спектакли, выставки, газетные статьи и радиопередачи приобщили трудящихся Таганрога к замечательному чеховскому наследию, сделали имя писателя популярным, дорогим и любимым. Традиция эта определила большой масштаб чеховского юбилея, который был организован в мае 1935 года. Пролетарский Таганрог устроил -праздник, о котором Горький отозвался, как о небывалом почете, оказанном работе литератора, и, как литератор, кланялся в письме «товарищам и гражданам Таганрога от себя и от лица Союза литераторов» («Чеховские дни в Таганроге» (1860-1935). Материалы Документы. Фотоснимки. Изд-во «Таганрогская правда», 1936, стр. 4).

Подготовка к юбилею началась на родине писателя еще в 1933 году. На всех предприятиях, в учреждениях, учебных заведениях действовали юбилейные комиссии. Руководил подготовкой юбилейный комитет, созданный при городском Совете депутатов трудящихся. Почетными председателями комитета были избраны великий пролетарский писатель Алексей Максимович Горький и Народный Комиссар просвещения А. С. Бубнов. Почетными членами комитета являлись Надежда Константиновна Крупская, Феликс Кон, Мария Павловна Чехова и Александр Леонидович Вишневский.

Подготовка велась долго и тщательно. Городской комитет партии и горсовет проявили много организаторской энергии, чтобы привести город в образцовое состояние и полностью осуществить программу увековечивания памяти великого Чехова.

15 июля 1934 года на городском литературном вечере, посвященном 30-летию со дня смерти писателя, было объявлено о сооружении в Таганроге памятника юбиляру. 12 августа того же года чеховский юбилейный комитет утвердил проектный эскиз скульптора Н. А. Андреева и заказал памятник.

По инициативе Н. К. Крупской началось движение помощи просвещенцев Таганрога городской библиотеке имени А. П. Чехова. Каждый учитель считал своим долгом подарить библиотеке не менее 10 книг. Библиотечный «поход», организованный Надеждой Константиновной, собрал много тысяч книг и бо'лее 10 тысяч рублей. Сделано это было по примеру Антона Павловича Чехова, завещавшего не ослаблять помощи его детищу.

В целях удобства проведение юбилея было перенесено с января на май. 29 января 1935 года газета «Таганрогская правда» опубликовала следующее извещение: «Юбилейный комитет доводит до сведения, что решением центральных организаций ознаменование чеховской годовщины общественно-культурными мероприятиями будет сосредоточено в Таганроге и состоится в мае 1935 года, о чем будет сообщено дополнительно».

На торжественное чествование памяти Антона Павлсвича по случаю 75-летия со дня рождения съехалось много деятелей партии, государства, литературы, искусства, науки. Те, кто не мог присутствовать на юбилее, прислали письма и телеграммы, полные глубокой любви к гениальному художнику слова.

Чеховская родина удивила гостей своими замечательными превращениями. Многие, кому пришлось приехать сюда впервые, предполагали увидеть провинциальный городишко, а нашли «красивейший индустриальный гигант» (О. Л. Книппер-Чехова).

Готовясь к торжеству, таганрожцы превратили свой город в цветущий сад. Днем и ночью кипела дружная, слаженная работа. Старожилы удивлялись ежедневным, ежечасным переменам. Улицы впервые за всю историю существования города покрывались асфальтом. На перекрестках, в парках, скверах и на бульварах устанавливались античные скульптуры. Появлялись новые зеленые насаждения. Освобождались от строительных лесов большие красивые здания. Днем и ночью люди трудились на улицах, строительных площадках, во дворах, ликвидируя остатки «неудобной лагерной жизни...» Только в двух последних субботниках, состоявшихся накануне чеховских дней, участвовало 100 тысяч граждан. Город напоминал устремленный вперед корабль, на котором каждый член команды с любовью и готовностью выполнял частицу общего неотложного дела.

Когда-то Чехов говорил: «Русский человек любит вспоминать, но не любит жить». Писатель имел в виду людей, обескрыленных, придавленных подневольным трудом. Советский же человек прежде всего любит жить, но любит и вспоминать. И если вспоминает, оглядывается назад, то лишь с одной целью: ничего не забыть, все обновить, все переделать, «перевернуть», как мечтал Чехов.

Трудящиеся Таганрога хорошо помнили свое прошлое и потому, встречая чеховский юбилей, с таким душевным подъемом выкорчевывали и выметали из родного города грязные остатки былого.

«Я вспоминаю Таганрог, - писал в 1935 году пожилой рабочий тов. Плахов, - когда его пределы доходили до 21 переулка бывшей «Собачеевки...»

Окраина была отрезана от культурной жизни. Единственным развлечением считались традиционные «вечеринки, которые обыкновенно оканчивались пьяными драками, доходившими до поножовщины...» (А. Сой. А. П. Чехов в греческой школе. «Вестник Европы». Кн. 4, апрель, 1907, стр. 548)

Действительно, таганрожцам было что вспомнить. В их городе когда-то хозяйничали иностранные и «свои» капиталисты, которые разделили Таганрог как бы на два города: в одном блаженствовали богачи, в другом прозябали бедняки.

В школьные годы Чехова Таганрог представлял собой странную смесь русской патриархальности и показной европейской культуры. Это был город фантастических богатств и не менее фантастической бедности, город контрабандистов-миллионеров и грузчиков-полунищих, город блестящих дворцов и замшелых землянок. Один город назывался «маленьким Эльдорадо», другой - презрительными кличками, вроде «Собачеевки».

«Аристократический», спекулятивный Таганрог щеголял мишурным блеском. В его городском театре, как рассказывает старший брат Чехова, Александр Павлович, шла «итальянская опера с первоклассными певцами, которых негоцианты выписывали из-за границы на свой счет. Примадонн буквально засыпали цветами и золотом.

Щегольские заграничные экипажи, породистые кони, роскошные дамские туалеты были обычным явлением. Оркестр в городском саду, составленный из первоклассных музыкантов, исполнял симфонии. Местное кладбище пестрело дорогими мраморными памятниками, выписанными из Италии от лучших скульпторов. В клубе велась крупная игра и бывали случаи, когда за зелеными столами разыгрывались в какой-нибудь час десятки тысяч рублей. Задавались лукулловские обеды и ужины. Это считалось шиком и проявлением европейской культуры» (А. Сой. А. П. Чехов в греческой школе. «Вестник Европы». Кн. 4, апрель, 1907, стр. 548).

Но был и другой Таганрог. Тот же Александр Павлович Чехов (Седой) так его описывает: «Освещение на двух главных улицах было более чем скудное, а на остальных - его не было и в помине. Обыватели ходили по ночам с собственными ручными фонарями. По субботам по городу ходил с большим веником на плече, наподобие солдатского ружья, банщик и выкрикивал: «В баню! В баню! В торговую баню!..» Арестанты, запряженные в телегу вместо лошадей, провозили на себе через весь город из склада в тюрьму мешки с мукой и крупой для своего пропитания. Они же всенародно и варварски уничтожали на базаре бродячих собак с помощью дубин и крюков... Пожарные бочки рассыхались и разваливались от недостатка влаги» (А. Сой. А. П. Чехов в греческой школе. «Вестник Европы» Кн. 4, 1907, стр. 548-549).

Об этом Таганроге в словаре Брокгауза и Ефрона сказано: «Портовый город на Азовском море. Центр Области войска Донского. Имеется тюрьма, тюремная больница, один православный собор, 13 православных церквей, один монастырь, 97 трактиров, кабаков и питейных заведений, одна библиотека (курсив мой. - И. Б.). Жителей в городе Таганроге 60 тысяч... Водой питается город из дождевых цистерн».

Еще в 1887 году Чеков отмечал, что в Таганроге «все плохо и незавидно» (А. П. Чехов. Полн. собр. соч. и писем. Т. 13, стр. 314). Ни водопровода, ни электричества, ни канализации. В богатых особняках да на двух-трех центральных улицах горели газовые светильники. На улицах позаштатнее чадили керосиновые лампы. Окраины утопали во мраке и грязи. Люди бродили впотьмах, с ручными фонарями, преодолевая распутицу в сапогах, благо, если они были.

Как же было Чехову не сокрушаться: «Как грязен, пуст, ленив, безграмотен и скучен Таганрог» (Там же, т. 13, стр. 308). Это сказано не о городе, в котором родился писатель, а о торгашах-обывателях, о «мелкой грошевой сволоче» (А. П. Чехов), душившей своей властью волю, разум и свободу простых людей труда.

«Россия - страна казенная», - говорил Чехов, и в это точное и самое верное определение целиком укладывается не только старый Таганрог с его тюрьмами, церквами, судами, полицейскими будками, но и все города царской России, включая столицу «с ее скукой» (Там же, т. 7, стр. 166), сыскными отделениями, «льдами... равнодушия» (Там же, т. 14, стр. 49) к человеку. Таганрог не представлял исключения. «В России все города одинаковы», - замечал Чехов, ибо все они - города казенной России.

Подготавливая юбилей, трудящиеся Таганрога знали, что «люди» правящей верхушки старого торгового Таганрога были Чехову «скучны, чужды и порой даже гадки», что он «не любил... и ле понимал их». Именно «их» - обывателей, носителей отвратительной мещанской идеологии с ее ложью, пошлостью и лицемерием - не любил писатель-демократ.

Еще учась в гимназии, Антон Павлович, как свидетельствуют его школьные товарищи, принимал участие в протестах против насилия и беззакония гимназического начальства, вместе с однокашниками отказался в выпускном, классе фотографироваться с «футлярными» чиновниками от просвещения. А потом, став писателем и навещая родной город, избегал встреч и каких бы то ни было приемов у высокопоставленных «санкт-таганрожцев». Он любил прогуливаться по рабочим окраинам, осматривал заводы, набережные и рыбачьи поселки, посещал кузнецов и извозчиков - давних приятелей своего отца, актеров, учителей, врачей. И всегда с сердечной теплотой и симпатией отзывался об этих людях, отмечая их трудолюбие, хлебосольство, душевную мягкость, русскую щедрую одаренность.

«Воздух родины самый здоровый воздух. Жаль, что я небогатый человек и живу только на заработок, а то бы я непременно купил себе в Таганроге домишко' поближе к морю...»

Таганрог - родина великого писателя, и для Антона Павловича, как и для каждого честного русского человека, место рождения было святым и дорогим в самом высоком его народно-патриотическом значении. Для Чехова Таганрог был образцом и синонимом Родины, отечества предков, русского народа. «За границей меня всякий раз донимает тоска по родине. Для меня, как уроженца Таганрога, - вновь и вновь повторял писатель, - было бы лучше всего жить в Таганроге, ибо дым отечества нам сладок :и приятен...»

Здесь, в родных пенатах, Чехов впервые прочитал произведения Белинского, Добролюбова и Герцена, учась у них высокой принципиальности. Здесь он полюбил литературу, театр, музыку, самостоятельный труд. Здесь же познал красоту приморской степной природы и начал делать свои первые творческие шаги. Здесь, наконец, зародился и потом был претворен в большие общественно полезные дела беспримерный, подлинно народный, действенный патриотизм Чехова-Непоколебимую веру писателя в прекрасное будущее русского народа мы чувствуем не только в литературно-художественных произведениях Антона Павловича, но и в практических культурно-просветительных делах на пользу соотечественников. Чехов всю свою жизнь провел в хлопотах и заботах о народном благе. А то, что он сделал для родного Таганрога, дает право назвать его единственным в своем роде просветителем и культурным опекуном этого города. Ни до, ни после него, вплоть до самой революции, никто не внес такого огромного вклада в культурное, развитие Таганрога, как он, Чехов.

Передовая часть таганрогской общественности еще задолго до революции высоко оценила заслуги выдающегося земляка. Она раньше всех в России приступила к увековечению светлой памяти великого Чехова. Это - факт, и его нужно подчеркнуть особо потому, что он раскрывает истинные взаимоотношения Чехова с его родным городом и служит предпосылкой к чеховскому юбилею в Таганроге в 1935 году.

Дума и управа старого Таганрога, несомненно, под влиянием широкого демократического движения в стране пошли на уступки требованиям прогрессивной разночинной интеллигенции, делая некоторые шаги по увековечению имени Чехова.

Еще в 1904 году, в связи со смертью писателя, Таганрогской городской библиотеке было присвоено имя Антона Павловича Чехова. Тогда же начался сбор пожертвований на строительство здания библиотеки, при которой решено было создать «особое чеховское отделение», помещать в нем «все то, что имело особенную ценность для покойного» и «собирать все, что имеет ближайшее отношение к его памяти» (Таганрогский литературный музей А. П. Чехова., Архив, фонд 4, опись 1, дело 1).

17 января 1914 года состоялось торжественное открытие здания библиотеки и музея имени А. П. Чехова. В том же, 1904 году бывшая Александровская улица была названа Чеховской. По инициативе группы учителей, врачей, художников и агрономов во главе с братом известного писателя Е. М. Гаршиным был учрежден «Чеховский кружок». Он поставил своей целью собрать «живую старину» о писателе-земляке и выработать возможно правильное понимание его «как человека и писателя». По ходатайству кружка городское управление купило домик, где родился Чехов. Подобный кружок появился в Москве лишь через шесть лет.

А в 1910 году в Таганроге торжественно отмечалось 50-летие со дня рождения А. П. Чехова. И на этот раз инициаторами выступили демократические культурные деятели города - члены Общества образования. Они создали комиссию «по устройству чествования пятидесятой годовщины дня рождения А. П. Чехова 17 января с. г.» и представили в городскую управу свои предложения - программу чествования. По докладу управы городская дума ассигновала 300 рублей на издание сборника памяти А. П. Чехова и наименовала городское начальное училище «Чеховским».

Не остались в стороне и «мещане» Таганрога. В своем «Приговоре» от 7 февраля 1910 года они постановили: «Для увековечения памяти бывшего члена нашего общества, умершего Антона Павловича Чехова, по окончании достройки 2-х параллельных классов, назвать это училище чеховским, поставить мраморную доску с надписью... в училище поставить портрет умершего Антона Павловича» (Таганрогский литературный музей А. П. Чехова. Архив, фонд 2, опись 1, дело 3). Это был первый портрет писателя, выставленный в общественном месте на его родине.

19 января 1910 года на имя городского головы А. 3. Хандрина из Москвы пришла благодарственная телеграмма: «Моя мать, сестра, я шлем... нашу глубокую признательность за приветствия и за увековечение памяти дорогого сына и брата. Иван Чехов» (Там же).

«В Таганроге меня почитают», - справедливо заметил однажды Чехов (Там же). Да, в старом Таганроге не все были равнодушны к великому гражданину и писателю России. Об этом говорят приведенные документы.

И не так уж важно, что при жизни Чехова официальные управители Таганрога - «отцы города» - «ни разу... не устроили ни малейшего чествования» писателя, как о том с сожалением писал журналист А. Б. Тараховский (Шиллер из Таганрога). Важно, как относился к писателю народ, земляки - рядовые граждане.

Подлинно всенародное признание заслуг писателя-патриота пришло лишь после победы Великой Октябрьской социалистической революции. В 1935 году 60-тысячный пролетариат - новый хозяин Таганрога, который восстановил его хозяйство, устроил любимому писателю такой юбилей, такой праздник, какого при его жизни никогда не бывало.

Придав юбилею политический характер, коммунисты сделали это событие мощным толчком в борьбе за превращение Таганрога в образцовый советский город. И в этой борьбе Чехов был живым, деятельным участником. Его имя произносилось повсюду. Сотни лекторов, докладчиков, беседчиков рассказывали населению, как жил и трудился для народа писатель. Кинотеатры показывали фильмы, сделанные по его произведениям. В рабочих клубах и дворцах культуры шли концерты, в которых звучало трепетное слово художника.

На каждом шагу встречались плакаты-листовки с высказываниями Чехова. Они звали на труд, высокий и благородный, во имя лучшего будущего любимого народа. Казалось, по городу ходит сам писатель и, как живой, ласково разговаривает с земляками, строящими новую жизнь.

«Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги.

- Вас, людей, ожидает великая, блестящая будущность. Здравствуй, новая жизнь!»

Участники торжеств начали съезжаться 25 мая. Поезда, пароходы и автомобили привозили их из Москвы, Ленинграда, Ялты, Ростова-на-Дону, из городов и районных центров обширного Азово-Черноморского края. Цвели белые акации, щедро светило южное солнце. Таганрог радушно встречал своих дорогих гостей.

На юбилей прибыла большая группа писателей и ученых. Среди них были: Л. Никулин, В. Катаев, А. Сурков, А. Бусыгин, Г. Шолохов-Синявский, А. Роскин, Д. Балу-хатый, Е. Лейтнекер, О. Войтинская и др.

Мария Павловна Чехова приехала 26 мая. В беседе с журналистами она сказала: «Вся наша семья любила Таганрог. Будучи в Москве, наша мать, бывало, ходила на Курский вокзал только для того, чтобы быть ближе к Таганрогу... Антон Павлович очень много времени отдавал заботам о родном городе» («Таганрогская правда» от 28 мая 1935 г).

В тот же день Мария Павловна вместе с гостеприимными хозяевами вышла встречать коллектив артистов МХАТ имени Максима Горького. На вокзал пришли делегации рабочих таганрогских заводов, пригородных хозяйств, колхозов, представители общественных организаций, учащиеся, артисты городского драматического театра, участники кружков художественной самодеятельности, члены юбилейного комитета. Играли оркестры, было много цветов.

Пионеры отсалютовали встречу, и приветственные возгласы, весенние розы, знамена, красные галстуки, серебряные горны - все смешалось в едином народном ликовании. Дорогих гостей зацеловали, забросали букетами. Плакал от счастья друг детства Антона Павловича таганрожец А. Л. Вишневский; он не был на родине пятьдесят лет! В пояс кланялась народу взволнованная Ольга Леонардовна Книппер-Чехова.

В Таганрог приехали Народный артист республики И. М. Москвин; в то время заслуженные артисты республики: А. К. Тарасова, Е. С. Телешова, В. Л. Ершов, Н. П. Хмелев, В. А. Вербицкий, В. А. Орлов; артисты: В. П. Истрин, Скульская, Грибов; заведующий литературной частью МХАТ критик И. А. Марков; главный администратор театра Ф. Н. Михальский.

Чеховские дни начались.

В юбилейный комитет непрерывно поступали приветственные письма и телеграммы, в которых отмечался политический характер чеховских торжеств, стремительность культурного развития Таганрога.

Георгий Димитров в своем приветствии писал:

«Свергнув власть помещиков и капиталистов, трудящиеся Советского Союза... коренным образом изменили и ежедневно меняют лицо страны, ее городов и полей и широко развертывают борьбу за уничтожение последних остатков того прошлого, которое Чехов так замечательно ярко рисовал и высмеивал в художественных образах.

Сравнивая это проклятое прошлое, образом которого был Таганрог во время Чехова, с хозяйственными и культурными достижениями теперешнего социалистического Таганрога, нельзя не испытывать подлинной радости и гордости» (Приветственные письма и телеграммы цитируются по книге «Чеховские дни в Таганроге»).

«Наша родина, - говорила Н. К. Крупская в своем письме, - богата замечательными художниками слова, умевшими в живых образах показать жизнь, как она есть. Таким художником слова был и Антон Павлович Чехов. У них учились наши революционеры вглядываться в жизнь, в людей, в их поступки, учились замечать и ненавидеть пошлость, глупость, лицемерие, фразерство, бездушие, бюрократизм и пр.; учились ценить в людях, самых незаметных, затертых жизнью, их стремление к светлому будущему, их убежденность, талант, энергию, героизм.

... В жизни, в быту, в человеческих отношениях есть много пережитков старого. Чтобы их изжить, надо научиться их замечать. Этому хорошо можно учиться у Антона Павловича».

«У Чехова я учился писать, - вспоминал А. Серафимович, - у Чехова я чувствовал ужасающий строй, в котором мы жили. Пусть это были не боевые картины призыва к борьбе, все равно, они, как ржавчина, разъедали подлый строй, в свою меру подготовляя его обвал под натиском революции».

Сердцем и душой присоединялись к увековечению памяти любимого писателя К. С. Станиславский: «... мы все волнуемся в этот важный для нас день... мысленно присутствуем на торжестве, горячо любим нашего друга, самого любимого писателя!»; В. Немирович-Данченко: «Всегда с радостью приветствую всякое движение, тем более ваше сегодняшнее, к увековечению памяти чудесного писателя»; Фелиск Кон: «Празднование 75-летия со дня рождения А. П. Чехова в Таганроге... является общим праздником литературной общественности и всех трудящихся Советского Союза»; Ф. Панферов: «Кланяюсь местам, где жил и работал Чехов»; Л. Леонов: «Мой поклон чеховской родине»; Анна Караваева: «Горячо приветствую чеховский юбилей- праздник советской культуры»; М. Шагинян: «Привет городу Чехова и его хозяевам -горсовету и городскому комитету партии большевиков, сумевшим в юбилейные дни по-новому раскрыть глубину чеховского творчества».

И действительно, советский Таганрог по-новому объяснил Чехова. Смысл празднования его 75-летия заключался в том, что оно выросло в большое общественно-политическое событие. В Таганроге был нанесен сокрушительный удар по замшелой клеветнической доктрине аполитичности великого народного писателя-патриота. Чехов еще яснее предстал перед народом, как соратник и друг, как советчик и помощник в борьбе за новую жизнь.

* * *

Программа чеховских юбилейных событий в Таганроге была необычайно широкой и насыщенной. Она заняла двенадцать дней, которых не забудет никто, кому посчастливилось быть участником этого поистине замечательного юбилея.

В отличие от прошлого, инициаторами и исполнителями всех юбилейных мероприятий были коммунисты, рабочие - новые читатели - все законные наследники литературного творчества Антона Павловича Чехова.

В заводских цехах и на стройках проходили собрания, беседы, лекции, посвященные 75-летию Чехова. В перерывах на завтрак и обед читались произведения Антона Павловича, актеры показывали сцены из чеховских спектаклей. В библиотеках и красных уголках открылись книжные выставки. Вышли специальные номера стенных и многотиражных газет. Кружки художественной самодеятельности поставили водевили Чехова и инсценировки его рассказов. Устраивались встречи ударников с писателями, прибывшими на юбилей. Для лучших тружеников предприятий и учреждений профсоюзы закупили билеты на все выступления мхатовцев. Ежедневно организовывались коллективные посещения музеев, концертов, выставок, киносеансов и памятных мест, связанных с именем великого писателя. Не было такого учебного заведения, уличного комитета, где бы не выступали лектор, беседчик, концертная бригада. И всюду шел большой разговор о патриотических заслугах юбиляра перед русским народом, перед родным городом, о победе нового над старым.

Первое выступление мхатовцев состоялось 26 мая в городском театре. Исполнялись в отрывках «Чайка», «Иванов», «Вишневый сад» и отдельные рассказы Чехова. Вступительное слово произнес П. А. Марков.

Такие же концерты состоялись в летнем театре Парка культуры и отдыха ГСПС 27 и 28 мая. «Таганрогская правда» писала, что эти вечера демонстрировали «вершины сценического искусства, и те овации, которыми зрительный зал приветствовал коллектив МХАТа, были данью глубоко растроганного зрителя величайшему мастерству советского театра».

Длинная вереница автомашин остановилась 27 мая у Домика-музея А. П. Чехова. Артисты Московского Художественного Академического театра, писатели, ученые, журналисты, советские и партийные работники с большим интересом знакомились с подлинными документами таганрогского периода жизни писателя. В книге посетителей музея О. Л. Книппер-Чехова записала: «С большим волнением и умилением осматривала домик, в котором родился Антон Павлович. Домик любовно сохранен и устроен». Мария Павловна Чехова к этому добавила: «Я бы очень хотела жить в этом домике».

Гости посетили среднюю школу № 2, где писатель получил среднее образование, побывали в городском Парке культуры и отдыха, на Каменной лестнице, в порту.

После осмотра города состоялся большой прием в городском комитете партии. Гости поделились своими впечатлениями о новом Таганроге. «Я родилась и выросла в Таганроге, - сказала Мария Павловна. - Мы в то время мучились не только без воды, но терпели массу других лишений... И каким красивым, цветущим, насыщенным деятельной жизнью городом стал сейчас Таганрог... хорошо и чудесно жить в таком городе!» «Я осматривала Таганрог, - вступила в беседу О. Л. Книппер-Чехова, - с каким-то особым волнением. Каждый уголок улицы - это цветущий сад...» А. Л. Вишневский добавил: «Жить в новом Таганроге, значит быть счастливым». («Чеховские дни в Таганроге», стр. 72)

В этот же день (27 мая) трудящиеся Таганрога смотрели в городском драматическом театре спектакль «Дядя Ваня» в исполнении народной артистки республики О. Л. Книппер-Чеховой, заслуженного деятеля искусства А. Л. Вишневского, заслуженных артистов республики А. К. Тарасовой, Е. С. Телешовой, В. Л. Ершова и других. Спектакль вызвал бурный восторг зрителей. Высочайшая театральная культура актеров наполнила сердца таганрожцев чувством гордости за свое советское искусство. Спектакль был заснят на кинопленку.

Участники юбилея посетили 28 мая металлургический завод имени Андреева. Металлурги показали гостям заводское хозяйство, ознакомили с производством стали, проката, бандажей, труб. Первоклассная техника, обилие зелени, цветов «а территории завода и в его цехах вызвали всеобщее восхищение. «Обыкновенно я представляла себе завод мрачным, грязным, - заметила О. Л. Книппер-Чехова, - а здесь я вижу чистоту и зелень. Замечательно!» («Чеховские дни в Таганроге», стр. 73)

Сильное впечатление произвели заводские детские ясли. Любуясь просторньпми светлыми комнатами, устланными коврами, сверкающими белизной кроватками, обилием игрушек, Мария Павловна Чехова оказала, что «в старое время ни о чем этом нельзя было и мечтать» (Там же). «Я уехала из Таганрога одиннадцатилетней девочкой, - говорила она, беседуя с рабочими, - могла ли я думать, что город так вырастет? Я горжусь тем, что родилась в Таганроге, я все больше и больше чувствую, что наша страна непобедима» («Таганрогская правда» от 29 мая 1935 г). К беседующим подошел Вишневский. «Я столько пережил за эти дни, - оказал он, - что передать трудно. Если бы меня сейчас спросили, как мне нравится Таганрог, я сказал бы, как сказал Чичиков в «Мертвых душах»: «Это сам Париж», потому, что вы не видели того, что видел я здесь пятьдесят лет тому назад» (Там же).

Днем 28 мая состоялась дружеская встреча артистов МХАТ и Таганрогского городского драматического театра. На встрече присутствовали: О. Л. Книппер-Чехова, И. М. Москвин, М. П. Чехова, А. Л. Вишневский, А. К. Тарасова, И. А. Марков, В. А. Вербицкий, Е. С. Телешова, В. Л. Ершов, Н. П. Хмелев, Л. Никулин, В. Катаев, А. Сурков и др. Художественный руководитель Таганрогского театра А. Б. Надеждов приветствовал собравшихся от имени театрального коллектива Таганрога.

Отвечая на приветствия, И. А. Марков сказал: «Мы сегодня были на металлургическом заводе. То, что мы видели, глубоко нас взволновало: мы видели необыкновенный рост промышленности, заботу о людях, заботу о культурном устройстве города. В цехах мы видели плакаты с цитатами из Чехова, лозунги и портреты его, нарисованные рабочими».

Вечером в театрах, кинозалах, клубах и парках ставились чеховские пьесы, читались рассказы, были организованы музыкально-литературные концерты и народные гулянья.

На здании бывшей классической гимназии (ныне средняя школа № 2) на двери класса и на TOMI месте, где стояла в 1879 году парта писателя, 29 мая были установлены мемориальные доски. На доме купца И. Моисеева, где семья Чеховых жила с 1869 до 1874 года, и здании бывшего трехклассного училища и ремесленных классов, которые посещал гимназист Чехов, также были прикреплены мемориальные доски. В Доме пионеров открылась выставка детского творчества.

Большим культурным событием не только для Таганрога, но и для всего Советского Союза явилось открытие литературного музея А. П. Чехова. В музее было представлено более трех тысяч экспонатов, среди которых находились подлинные письма и фотографии великого писателя, его личная библиотека, носильные вещи, многие автографы, рукописи и другие уникальные реликвии.

Посетив новый музей, Ольга Леонардовна Книппер-Чехова написала в книге отзывов: «Счастлива, что удалось побывать в этом светлом, прекрасно устроенном музее. Уношу радостное впечатление» (Таганрогский литературный музей А. П. Чехова. Архив, фонд, 4, опись 2, дело 1).

В приветственном письме по случаю открытия музея профессор Е. Лейтнекер писал: «Литературный музей имени А. П. Чехова является показателем культурной высоты нового Таганрога, создаваемого творческой волей партии, неиссякаемой инициативой масс и решительными победами социалистического труда» (Там же).

При музее и библиотеке имени А. П. Чехова 29 мая был открыт кабинет рабочего автора. Таким образом, возник своеобразный литературный комбинат, объединивший на творческой основе значительный актив читателей, научных (работников, журналистов и начинающих писателей. Вечером 29 мая в летнем театре Парка культуры и отдыха имени М. Горького собрались на торжественное заседание, посвященное 75-летию со дня рождения А. П. Чехова, лучшие люди индустриального Таганрога - ударники и отличники предприятий, а также гости, приехавшие на праздник из городов и станиц Азово-Черноморского края, Москвы, Ленинграда, Ялты. Заседание открыл председатель Чеховского юбилейного комитета секретарь городского комитета ВКП(б) С. X. Варданиан. После его доклада о Чехове, выступлений профессора С. Д. Балухатого, писателя Валентина Катаева и других были оглашены многочисленные приветственные телеграммы, письма, а также постановление бюро горкома партии и президиума горсовета об увековечении памяти А. П. Чехова.

От имени присутствующих на торжественном заседании были посланы приветственные телеграммы Центральному комитету ВКП(б), тт. И. В. Сталину и Серго Орджоникидзе, Н. К. Крупской, А. С. Бубнову и крайкому партии. В телеграмме на имя ЦК партии говорилось: «Чеховские дни в нашем городе и в нашем крае заставили нас еще раз бросить взгляд на прошлое нашей Родины, и этот взгляд заставил содрогнуться наши сердца при воспоминании о России пришибеевых, очумеловых, о России бескультурья, мрака, грязи и ханжества.

Сердца наши радостно бьются при мысли, что нет больше подлого строя народной подавленности, и наполняются гордостью от сознания тех успехов, которые добыты трудящимися «ашей свободной Родины под руководством партии» (Таганрогский литературный музей А. П. Чехова. Архив, фонд 4, опись 2, дело 3)

В конце заседания народная артистка республики О. Л. Книппер-Чехова прочла неопубликованные письма А. П. Чехова, написанные им в 1896-1897 годах. Коллектив МХАТ имени М. Горького дал большой концерт из произведений А. П. Чехова.

Наиболее насыщенным юбилейными торжествами было 30 мая. Этот день начался праздничным утренником в городском драматическом театре, посвященном присвоению средней школе № 2 имени Антона Павловича Чехова, Учащиеся этой старейшей на Юге России школы показали почетным гостям инсценированные рассказы Чехова и дали концерт из любимых писателем музыкальных произведений. После утренника в школе был устроен торжественный обед, на котором присутствовали многие артисты и писатели. И. М. Москвин и А. Л. Вишневский читали на обеде «Хирургию».

Днем состоялось торжественное открытие памятника - бюста Антона Павловича Чехова во дворе домика, где родился писатель. Вот как описывается это событие в отчете, напечатанном в книге «Чеховские дни в Таганроге»: «Едва ли когда-нибудь скромный чеховский дворик видел такое количество посетителей. За вишневыми деревьями, среди газонов, на усыпанной желтым гравием площадке, возвышается бюст А. П. Чехова работы скульптора В. Г. Морозовой, еще покрытый полотном. Суетятся кинооператоры, фотографы, устанавливаются микрофоны. Гости окружают памятник. Председатель юбилейного комитета тов. С. X. Варданиан подходит к микрофону и открывает торжественное собрание небольшой вступительной речью.

Медленно падает полотно. С четырехугольного пьедестала смотрят знакомые черты, так верно запечатленные на камне. Это особенно трогает М. П. Чехову. «Дорогие товарищи, - взволнованно говорит она, - мои земляки! Я так счастлива, что я снова в этом городе, где родился мой брат, где я провела раннее детство. Нет нигде памятника Антону Павловичу, а здесь на родине, поставлен бюст, который особенно дорог мне тем, что он очень похож на Антона Павловича. Я пробыла в Таганроге всего несколько дней, но много видела и убедилась еще раз, что наш город стал неузнаваем. Сердечно благодарю всех!»

Тепло благодарит таганрожцев растроганная О. Л. Книппер-Чехова: «Не могу в нескольких словах передать, что я переживаю здесь, на родине Антона Павловича, на этом клочке земли, где открыл глаза Антон Павлович на мир, который сейчас переделывают большевики... Благодарю всех трудящихся Таганрога и особенно скульптора Морозову за бюст и низко, низко всем кланяюсь!»

Ольгу Леонардовну у микрофона сменяет А. А. Вишневский. Он говорит: «Я завидую молодежи, которая будет жить как никто и нигде в мире, я считаю себя счастливым, что мне удалось приехать и увидеть социалистический Таганрог».

Писатель Валентин Катаев, взяв из рук женщины, которая стояла рядом, ребенка и подняв его над головой, сказал: «Я держу на руках будущего гражданина счастливого мира. Что надо делать, чтобы счастливую жизнь не вырвали У этих будущих граждан? Надо быть верными ленинцами!» («Чеховские дни в Таганроге», стр. 75)

Вечером 30 мая в институтах, дворцах культуры, клубах, театрах, парках и садах Таганрога шли чеховские спектакли, концерты, лекции, были организованы народные гулянья. В драматическом театре, по окончании последнего спектакля «Дядя Ваня», началось чествование мхатовцев. 31 мая в сквере имени А. П. Чехова состоялась торжественная закладка памятника писателю-юбиляру. С приветствием от Союза советских писателей выступил Л. Никулин. Первый кирпич в основание будущего памятника положила сестра и верный друг великого писателя Мария Павловна Чехова.

Юбилейные торжества закончились устройством большого вечера советской литературы. Выступали писатели Москвы, Ростова, Таганрога.

Первого июня Таганрог провожал своих гостей.

Праздник, проведенный на родине Чехова, вызвал всеобщее удовлетворение и радость. Этот праздник был воспринят, как торжество культуры нового, советского человека. «Чеховские праздники в Таганроге, - говорил И. М. Москвин, прощаясь, - прошли с колоссальнейшим творческим подъемом. Они служат всему миру наглядным примером того, как наша страна... может поднимать на недосягаемую высоту своих лучших людей, страстно стремится в каждый уголок вдохнуть культуру новой радостной жизни» (Там же, стр. 39).

«Теперь, слушая рассказы о том, как прекрасно организован был вами день Чехова, - говорил Алексей Максимович Горький в письме таганрожцам, - как торжественно вы провели его, я еще раз убеждаюсь, в быстроте и широте культурного роста людей нашей страны...

Чествование памяти одного из крупнейших художников русского слова вы превратили в торжественный праздник, какого еще не бывало» (Там же, стр. 4).

«Для меня, - вспоминала несколько месяцев спустя Мария Павловна Чехова, - настолько незабываемы торжественные дни в память моего покойного брата в моем родном городе, что, кажется, я не в состоянии уже не думать о них до конца моей жизни» («Таганрогская правда» от 29 ноября 1935 г).

* * *

В течение всей чеховской недели радиостанции Советского Союза передавали материалы праздничных событий. Бригада московского и ростовского радиокомитетов вела передачи в эфир из всех залов и с площадок, где происходило чествование памяти А. П. Чехова. Была проведена Всесоюзная радиоэкскурсия! в Домик-музей А. П. Чехова. Перед микрофоном местного радио систематически выступали писатели, ученые, артисты, знатные передовики предприятий. Мария Павловна Чехова обратилась по радио с приветствием к своим землякам.

Бригада межкраевой кинофабрики «Союзхроника» снимала полнометражный фильм «Чеховские дни в Таганроге». На экраны кинотеатров выходили экстренные выпуски, отражавшие юбилейную программу.

Чеховские дни 1935 года получили широкое освещение в прессе. Почти ежедневно печатались отчеты и информации, публиковались биографические и литературоведческие статьи.

30 мая вышла на шестнадцати страницах богато иллюстрированная и отпечатанная на прекрасной бумаге «Таганрогская литературная газета», целиком посвященная Чехову.

Основные материалы юбилея собраны в книге «Чеховские дни в Таганроге», изданной издательством «Таганрогская правда» в 1936 году.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"