“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ГРЕЧЕСКАЯ ШКОЛА. Улица III Интернационала, 54


Таганрог - город, в котором прошли годы учебы Антона Павловича Чехова.

Обучение грамоте началось еще в семье, когда мальчику не было и пяти лет. Первой учительницей Чехова была мать. Пользуясь грифельной доской и детскими счетами, она научила сына читать, писать и считать. Еще до поступления в школу маленький Антоша стал учиться иностранным языкам и музыке.

Когда Антоше Чехову исполнилось шесть лет, его отдали в греческую церковноприходскую школу.

Дом, занимаемый школой, находился на бывшей Греческой улице, рядом с Цареконстантиновской церковью, с которой была связана история приходской школы.

В «Приговоре» общего собрания греческих граждан Таганрога, членов купеческого и мещанского обществ, от 20 сентября 1851 года сказано, что «дом, стоящий близ Цареконстантиновской церкви, в Петровской полицейской части, был выстроен в давнее время предками нашими греками при поселении их в Таганроге на собственный их счет на месте, отведенном им правительством для помещения, в нем бывшего греческого магистрата... который... и был там до упразднения своего... в 1829 г... По упразднении же греческого магистрата... во время бытности в оном председателем бывшего таганрогского купца Георгия Сари, который в то же время был и старостою греческой Цареконстантиновской церкви, дом этот остался в его ведении» и с тех пор находился под началом церковного старостата.

В «Общественном приговоре» Таганрогского греческого мещанского общества от 2 июля l86l года говорится: «Предоставить в полное распоряжение г. Попова, а также и имеющим впредь быть назначенными по выбору старостами означенной нашей приходской Цареконстантиновской церкви на вечные времена... принадлежащий нашему Обществу деревянный, обложенный снаружи кирпичом, дом с двором... состоящий на Греческой улице в смежности со двором вышеозначенной церкви, с тем, чтобы в доме сем мог размешаться церковный причт... и открыто было из детей бедных граждан города греческого происхождения училище для приготовления в церковный хор певчих».

Здание открытого в 1861 году училища сохранилось до наших дней. Классная комната, в которой учился Чехов, выходила к фасаду четырьмя окнами справа от входной двери.

Когда Антона Чехова определили в греческую школу, Таганрог кишел иностранцами. В городе было много контор греков-миллионеров. Служба в такой конторе давала возможность сделать хорошую карьеру. Конторский служащий получал тысячу рублей в год. Многие мечтали о такой приличной плате. Мечтал и Павел Егорович Чехов. Ему хотелось так устроить жизнь своих сыновей, чтобы они не знали мытарств, выпавших ему в удел. Но чтобы стать конторским служащим, надо было знать иностранные языки и прежде всего новогреческий разговорный язык. Научиться же 'ему можно было, как казалось Павлу Егоровичу, только в греческой школе. Это основное соображение, которым руководствовался отец будущего писателя, решая школьную судьбу сына.

Было и другое соображение. Греческая школа готовила для церковного хора певчих, а Павел Егорович был большим любителем церковного пения. Он организовал самодеятельный хор, составленный из таганрогских кузнецов, которым сам управлял. Недостающих в этом хоре дискантов и альтов он пополнил своими сыновьями. Павел Егорович втайне надеялся, что греческая школа не только подготовит его мальчиков к конторской карьере, но и сделает их музыкально грамотными, квалифицированными певцами. Это, безусловно, входило и в материальные, и в эстетические замыслы Павла Егоровича.

Осенью 1866 года Антоша Чехов вместе с братом Николаем был определен в приготовительный класс греческой школы, где уже учился их старший брат Александр.

Школа содержалась на доброхотные даяния греков-меценатов. Тратя ежегодно десятки тысяч рублей на итальянскую оперу и симфонический оркестр, они «милостиво» уделяли около тысячи рублей школе, в которой обучались дети шкиперов, мастеров, мелких маклеров, лавочников, ремесленников, приказчиков.

Греческая школа была анекдотическим учебным заведением. Она состояла из шести классов, помещавшихся в одной комнате. Шестью рядами стояли длинные грязные парты. У каждого ряда - шест с черной табличкой наверху. На табличках - римские цифры от I до V. Это и были «классы». В приготовительном преподавалась греческая азбука, в последнем - пятом классе - греческий синтаксис и история Греции.

В школе обучалось около 7° учеников в возрасте от 6 до 20 лет. Занятия продолжались с 9 часов утра до 3 часов дня. Преподавание велось на греческом и отчасти на русском языках. В программу входили: греческий язык, закон божий, арифметика, счетоводство,, история, чистописание, пение, обучение считать на счетах.

«Педагогический» персонал школы во времена учебы в ней Антоши Чехова состоял из двух лиц: Николая Спиридоновича Вучины (Вуцины) и его помощника Спиро Липуди. Оба эти «педагога» явились в Таганрог в качестве любителей легкой наживы. «Грек-учитель, - вспоминает брат Чехова, Александр Павлович, - был человек невежественный. Учительство выпало ему в удел, как совершенная случайность. Телесные наказания в школе считались узаконенным приемом».

Современники вспоминают, что обучение в школе представляло собой в общем комическую, но для учеников жуткую картину. Взбалмошный, невежественный Вучина заставлял детей долбить наизусть задаваемые уроки. За самые мелкие проступки бил учеников линейкой, ставил на колени на крупную соль, оставлял в классе «без обеда». Лучше обращался Вучина с детьми, родители которых подносили ему, помимо установленной платы за учение, подарки: вино, табак и различную снедь...

Ученики, обладавшие хорошими голосами, пели в хоре греческой церкви и по праздникам ходили по домам богатых греков исполнять духовные концерты и славословить хозяев, получая в награду сласти.

За хорошее поведение и знание уроков Вучина в конце учебного года награждал учеников «вравионами» - наградными листками, напечатанными золотом и скрепленными подписями и церковной печатью. Такие «вравионы» получали Антоша и Коля Чеховы: Антоша с надписью - «эпимелис», то есть прилежный, Коля - «эвсквис», то есть, благочестивый.

Но ми «прилежный», ни «благочестивый» ничему не научились в школе Вучины. Как вспоминал Александр Чехов, Антон Павлович «не научился далее читать по-гречески сколько-нибудь сносно...» Когда однажды, во время рождественских каникул, Павел Егорович хотел прихвастнуть перед гостями познаниями своих детей в греческом языке и заставил их читать греческий текст, то «Коля еще кое-как прочел по складам два слова, а Антоша не мог сделать даже и этого... Павел Егорович был поражен».

Сам писатель в беседе с братом Александром много позже говорил:

«Ты, однако же, несмотря на свои старые годы, все еще помнишь греческий язык. А вот я так совсем не знаю его, хотя тоже когда-то учился в греческой школе».

Пришлось перевести мальчиков в местную классическую гимназию. О двухлетнем пребывании писателя в греческой школе, по словам М. П. Чеховой, «в семейных воспоминаниях ничего достоверного, кроме всевозможных курьезов и анекдотов, не осталось».


предыдущая главасодержаниеследующая глава



Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"