“Биография” “Чеховские места” “Чехов и театр” “Я и Чехов” “Книги о Чехове” “Произведения Чехова” “Карта проектов” “О сайте”


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Исследовательские работы по биографии и творчеству А. П. Чехова

Чехов и медицина. Самоследова Д. 11 кл.

Введение

Антон Павлович Чехов был не только классиком мировой литературы, но и врачом. В своих произведениях он дал научно оправданное отображение психических и телесных страданий человека, сумел с исключительным реализмом нарисовать внутренний мир тяжелобольного, руководствуясь знаниями и опытом, полученными им в университете и в процессе учебной деятельности. Естественнонаучное мышление и литературный талант органично соединялись в писателе, что позволило ему глубже понимать человеческую психологию и верно изображать душевный мир его героев.

В выборе темы решающую роль сыграл личный мотив, так как, решив связать свою дальнейшую жизнь с медициной, а конкретно с психологией, невропатологией и психиатрией, я интуитивно выбрала и тему для литературной исследовательской работы.

В данной работе представлены различные точки зрения на влияние медицинского образования на творчество Антона Павловича Чехова, а также описание и анализ некоторых произведений писателя с точки зрения медицины.

Медицина в жизни А. П. Чехова

Медицинское образование писателя.

Антон Павлович Чехов поступил на медицинский факультет Московского университета в 1879 году.

Почему он выбрал этот факультет? Биограф Чехова, А. Измайлов, пишет по этому поводу следующее: "...это решение, по-видимому, явилось не случайно, оно было обдуманно: ещё в списке учеников, удостоившихся аттестата зрелости, в графе "В какой университет и по какому факультету желаете поступить" против имени Антона Чехова значится: "В Московский университет по медицинскому факультету".

Сам Чехов в своей краткой автобиографии, переданной Г. И. Россолимо, пишет, что не помнит, по каким соображениям он выбрал медицину, но в выборе никогда не раскаивался.

В студенческие годы Чехов усердно изучал медицину, аккуратно посещал лекции и практические занятия, успешно сдавал экзамены и в то же время много работал в юмористических журналах

Чехову повезло: на медицинском факультете ему в ту пору довелось слушать лекции корифеев медицины: по терапии - Г. А. Захарьина и А. А. Остроумова, по хирургии - Н. В. Склифосовского, по нервным болезням - А. Я. Кожевникова и др.

Ещё в студенческие годы А. П. Чехов устраивал себе "производственную практику" и принимал больных в Чикинской больнице, находившейся в двух километрах от Воскресенска.

В ноябре 1884 г. Чехов получил свидетельство, что по надлежащем испытании он определением университетского совета от 15 сентября утверждён в звании уездного лекаря.

Студенческие годы позади, и Чехов с удовольствием пишет Н.А.Лейкину, что живет с апломбом, так как ощущает в своём кармане лекарский паспорт. Вскоре на дверях его квартиры появилась дощечка с надписью "доктор А. П. Чехов".

Врачебная деятельность А. П. Чехова

Свою практическую врачебную деятельность Антон Павлович начал в знакомой ему Чикинской земской больнице; некоторое время он заведовал Звенигородской больницей, замещая ушедшего в отпуск врача этой больницы С. П. Успенского. Из Звенигорода он писал Н. А. Лейкину, что волею судеб исправляет должность земского врача. Полдня занят приёмом больных (30-40 человек в день), остальное время отдыхает. Однако много отдыхать Чехову не приходилось, так как он не только принимал больных в земской больнице, но и исполнял должность уездного врача, выезжал с судебным следователем на вскрытия, исполнял поручения местной администрации, выступал экспертом на суде.

В период своей врачебной деятельности в Воскресенске и Звенигороде, а затем и в Бабкине Антон Павлович близко наблюдал жизнь местного населения - крестьян, уездной интеллигенции, помещиков. В гуще этой жизни писатель почерпнул сюжеты для рассказов "Беглец", "Хирургия", "Мёртвое тело", "Сирена", "Дочь Альбиона", "Налим", "Ведьма" и др.

Бабкинский период - счастливое время жизни писателя. Три года подряд (1885-1887) жил он здесь с семьёй в летние месяцы. М. П. Чехов, вспоминая об этой поре, пишет, что к Антону Павловичу "съезжались и сходились больные со всех окрестных деревень, так что у него образовалось нечто вроде амбулатории с целой аптекой, причём отпускать и развешивать лекарства, а также варить сложные мази лежало на моей обязанности. Антона Павловича как врача не щадили даже по ночам. Один раз за ним приехали из Карцева, за двенадцать вёрст, в грозовую ночь; он захватил с собой и меня"

К Чехову обращались пациенты с самыми различными заболеваниями, что вообще было характерно для работы земского врача. Здесь и рахитичные дети, и старухи с сыпью. Есть и семидесятилетняя старуха с рожей руки, и Чехов с тревогой пишет Лейкину, что боится, что придётся иметь дело с рожистым воспалением клетчатки: будут абсцессы, а оперировать старуху ему страшно.

Так провёл Чехов три года в Бабкине. Лето 1888 и 1889 гг. он проводит в имении у Линтварёвых недалеко от г. Сум Харьковской губернии. Чехов едет туда отдыхать, однако твёрдо намерен заниматься и медицинской практикой.

"Везу с собой медикаменты и мечтаю о гнойниках, отёках, фонарях, поносах, соринках в глазу и о прочей благодати. Летом я обыкновенно принимаю расслабленных, а моя сестрица ассистирует мне. Это работа весёлая"

В Луках у Линтварёвых, как и в Бабкине, Чехов ежедневно отдавал врачебной работе по нескольку часов.

В 1890 г. Чехов едет на остров Сахалин. В этой его поездке и в работе на острове сказались лучшие черты Чехова-писателя, врача, гражданина.

Поселившись в 1892 г. в своём имении в Мелихове, Чехов установил регулярный приём больных.

"Поселившись в Мелихове, - вспоминает В. И. Немирович-Данченко, - Чехов увлёкся службой земского врача, совершенно бескорыстно. Работал очень много. Как всегда аккуратный и в переписке, и со своими бумагами, он и здесь вёл систематическую статистику. Краткую curriculum morbi он записывал на отдельном листке в четвертушку. Помню номер верхнего листка - 738...

И потом, когда Чехов перестал быть земским врачом, он как ещё и ранее, любил свою первую специальность..."

Об этом же свидетельствует и Михаил Павлович Чехов:

"С первых же дней, как Антон Павлович переселился в Мелихово, к нему стали стекаться больные за 25 верст. Приходили, привозили больных на телегах и далеко увозили самого Антона Павловича к больным. С самого раннего утра перед его домом уже стояли бабы и дети и ждали от него медицинской помощи. Он выходил, выслушивал, выстукивал и никого не отпускал без совета и без лекарства; его постоянной "ассистенткой" была сестра Мария Павловна. Расход на лекарства у него был довольно порядочный, так как приходилось держать целую аптеку. Будили его и ночам... ".

Т. Л. Щепкина-Куперник пишет, что каждое лето, куда бы Чехов ни попадал, "он или лечил крестьян, или работал в местных больницах, безвозмездно, не упуская случая пополнить своё медицинское образование. Когда он попал в Мелихово, слава его как врача разнеслась на всю округу... Особенно напряжённо работал Чехов-врач в 1892-1893 гг., когда на Серпуховский уезд надвигалась холера. В этот момент, по образному выражению известного земского врача и статистика П. И. Куркина, Чехов немедленно стал "под ружьё".

Он и врач, принявший в течение 1892 г. до 1000 больных, он и организатор борьбы с эпидемией, и активный участник уездного санитарного совета, причём, по свидетельству Куркина, не пропустил ни одного его заседания.

Близкое знакомство Чехова с земскими врачами дало возможность Чехову писателю отразить их жизнь в ряде замечательных произведений - в рассказах "Враги", "Неприятность", "Княгиня", в пьесе "дядя Ваня" и др.

Антон Павлович Чехов - писатель или врач?

На протяжении всей своей жизни, вплоть до ялтинского периода, когда Чехов был уже тяжело болен, он много времени отдавал практической медицине. Уже будучи знаменитым писателем, Чехов продолжал оставаться и врачом-практиком.

Об этом следует писать не только потому, что эта сторона жизни А. П. Чехова освещена недостаточно, но и потому ещё, что некоторые биографы Чехова считают, что, став писателем, он практической медициной занимался, между прочим, дилетантски, что работа врача тяготила его.

Антон Павлович как-то писал Суворину: "Медицина - моя законная жена, а литература - любовница. Когда надоест одна, ночую у другой". Эта фраза дала повод некоторым биографам Чехова, в первую очередь В. М. Фриче говорить о том, что литературу Чехов любил, а медициной тяготился.

Посмотрим, как эта фраза звучит, не будучи выхваченной из текста письма.

"Вы советуете мне, - пишет А. П. Чехов Суворину, - не гоняться за двумя зайцами и не помышлять о занятиях медициной. Я не знаю, почему нельзя гнаться за двумя зайцами даже в буквальном значении этих слов? Были бы гончие, а гнаться можно...". И далее " чувствую себя бодрее и довольнее собой, когда сознаю, что у меня два дела, а не одно. Медицина моя законная жена, а литература - любовница. Когда надоест одна, я ночую у другой. Это хотя и беспорядочно, но зато не так скучно, да и к тому же от моего вероломства обе решительно ничего не теряют..."

Таким образом, мы видим, что Чехов далёк был от того, чтобы придавать этой фразе то значение, какое приписал ей В.М.Фриче. Наоборот, Чехов прямо заявляет, что у него хватит сил "гоняться за двумя зайцами", и что ни литература, ни медицина от этого не пострадают.

Утверждая, что Чехов не был и не мог быть хорошим врачом и что медицина его тяготила, биографы Чехова говорят о том, что Антон Павлович в первую очередь был писателем и поэтому всем остальным мог заниматься только между прочим.

Мешала ли медицина Чехову-писателю? И мешала, и помогала. Мешала потому, что отнимала драгоценное время и силы от самого важного и главного в его жизни - писательства. Но медицина и помогала Чехову, ибо, по его собственному признанию, обогащала его научным пониманием психологии человека и интимных сторон его внутреннего мира.

Сам Чехов на этот вопрос отвечал по-разному. Так, в письме к писателю Д.В.Григоровичу он писал: "...Я врач и по уши втянулся в свою медицину, так что поговорка о двух зайцах никому другому не мешала так спать, как мне"

Врачу И.И.Островскому Чехов писал из Лопасни: "Медицина - моя законная жена, литература - незаконная. Обе, конечно, мешают друг другу, но не настолько, чтобы исключить друг друга" Примерно в таком же духе Антон Павлович писал и Суворину, когда речь шла о совмещении медицины и литературной деятельности.

Знание медицины оказало большое влияние на творчество Чехова. Во многих его произведениях затрагиваются вопросы медицины, он создаёт целую галерею образов врачей.

Возникает вопрос: в какой же мере Чехов-врач "влиял" на Чехова-писателя.

М. Горький вспоминает, что Л. Н. Толстой, высоко ценивший писательский талант Чехова сказал как-то: "Ему мешает медицина, не будь он врачом, - писал бы лучше Чехов, наоборот, считал, что медицинские, естественнонаучные знания помогли ему избегнуть многих ошибок в писательской деятельности, более верно, глубоко раскрыть мир чувств и переживаний героев его произведений.

Антон Павлович Чехов считал себя прежде всего врачом. О себе он говорил: "Я же больше врач, чем писатель..."

Медицина в творчестве А. П. Чехова

Внутренний мир человека с точки зрения психиатрии в произведениях Чехова.

Медицина занимала большое место в жизни А.П.Чехова. Особый интерес для него, великого художника-психолога, всегда представляла психиатрия, которую, по его мнению, должен был бы знать каждый писатель.

Чехов-художник с большой глубиной раскрывал психологию своих героев, их чувства и переживания, с такой научной вероятностью показывал психопатологию человека, что это граничило с точностью клинического описания. Однако изображение больной и здоровой психики никогда не было для Чехова самоцелью: оно давало ему материал для художественного творчества и больших социальных обобщений, для беспощадного разоблачения уродливых явлений современной ему действительности ("Припадок", "Палата" "дуэль", "Чёрный монах", пьеса "Иванов" и др.).

"Палата №6"

В рассказе "Палата 1 Чехов рисует глухой провинциальный городок дореволюционной России. В земской больнице этого городка есть палата №6, в которой помещены психически больные люди. Обитатели этой палаты отданы в полную власть больничного сторожа Никиты, человека грубого, обирающего и безжалостно избивающего больных.

Чехов с большим реалистическим мастерством нарисовал картины жизни городка, больницы, палаты №6 Они воспринимались читателем как символическое изображение жизни тогдашней России, русского народа, беспощадно угнетаемого самодержавием.

Рассказ "Палата №6" был восторженно встречен передовыми людьми России того времени. А.И.Ульянова-Елизарова рассказывает о том, какое большое впечатление произвело это произведение на Владимира Ильича Ленина. "Когда я дочитал вчера этот рассказ, - сказал ей Владимир Ильич, - мне стало прямо-таки жутко, я не мог оставаться в своей комнате, я встал и вышел, У меня было такое ощущение, точно и я заперт в палате №6". Пользуясь знанием психопатологии человека и владея в совершенстве психологическим анализом людей, утративших душевное равновесие, Чехов в "Палате №6 рисует картины и образ, заключающие в себе большие социальные обобщения.

"Человек в футляре"

Среди сатирических образов, получивших необычайно большое социальное значение, выделяется образ учителя Беликова, главного героя рассказа "Человек в футляре".

Учитель гимназии Беликов с его вечной боязнью "как бы чего не вышло", державший в страхе в течение многих лет не только гимназию, но и весь город, не случайно стал остро сатирическим социальным образом. В лепке этого образа Чехов проявил себя не только тонким психологом, но и художником, глубоко понимавшим жизнь современного ему общества.

Однако образ Беликова может представить социальный интерес лишь в том случае, если он не является образом психического больного.

И.М.Гейзер пишет так: "Врачи-психиатры могут найти много интересного для себя в произведениях Чехова, и доктор М.П.Никитин, психиатр по специальности, мог с полным правом заявить, что психиатры должны считать Чехова своим союзником в деле обозначения тех язв, борьба с которыми составляет признание и задачи психиатров".

Как же расценивает М.П.Никитин образ "Человека в футляре"?

"...для психиатров Беликов, - считает М.П.Никитин, - кроме своего значения как карикатуры, представляется, кроме того, человеком душевнобольным. В лице его мы узнаём знакомую фигуру одного из тех преследуемых преследователей, которые, не будучи душевнобольными, нередко играют видную и, в большинстве случаев, печальную роль в общественной жизни... Вопрос о них составляет один из существенных вопросов общественной психиатрии, и художнику, который ставит подобный вопрос перед обществом, мы считаем себя вправе протянуть руку, как соратнику"

Рисуя Беликова, Чехов придал ему ряд черт, отличающих его от окружавших его лиц, но заслуга художника-психолога и заключается в том, что он выбирает характерные для своего героя черты и максимально заостряет их.

"У этого человека наблюдалось постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от внешних влияний. Действительность раздражала его, пугала, держала в постоянной тревоге". И дальше: "Ложась спать, он укрывался с головой... И было страшно под одеялом. Он боялся, как бы чего не вышло...".

Это не черты психического больного. Это черты человека, которому трудно найти контакт с окружающими. И лечение такой болезни осуществляется, прежде всего, воздействием общества.

"Чёрный монах"

Идея рассказа А. П. Чехова "Чёрный монах" близка к идее "Палаты №6". Чехов рассказывает здесь о том, как жизнь пошлая, мещанская губит хороших благородных людей, развивает мысль о слабости и бессилии этих людей в борьбе со злом и несправедливостью, потому что они не знали верных путей, которые могли привести к преобразованию жизни на новых началах. Все эти злободневные для того времени проблемы Чехов раскрывает в истории магистра Коврина, заболевшего манией величия.

При первом чтении рассказа может показаться, что Чехова больше всего интересовала именно история болезни Коврина - так подробно и вдумчиво изображает он её от самого начала до гибели героя, так полно мотивирует все действия и поступки больного.

Но эта "история болезни" Коврина перерастает в обобщение большой социальной силы.

Магистр философии Коврин, утомлённый беспокойной городской жизнью и напряжённой умственной работой, приезжает в имение своего опекуна Песоцкого, чтобы отдохнуть и поправить своё здоровье. Однако и здесь он продолжает вести прежний образ жизни - очень много работает, читает зачастую сутками напролёт, мало спит... Он постоянно находится в состоянии очень сильного нервного напряжения, испытывает какой-то небывалый нервный подъём.

Так Чехов постепенно раскрывает перед читателем причины психического заболевания Коврина. Яркая художественная изобразительность сочетается здесь с научной точностью описания начавшейся болезни. Сам Чехов впоследствии писал М.Меньшикову, что ""Чёрный монах" - это рассказ медицинский - история болезни. Трактуется в нём мания величия"

Гуляя как-то вечером по саду с Таней, дочерью Песоцкого, Коврин рассказал ей легенду о черном монахе - о мираже, который носится во Вселенной и скоро должен появиться в земной атмосфере. Оставшись один, Коврин мучительно пытается вспомнить, где же это, когда и от кого услышал он легенду о чёрном монахе... Вдруг, точно смерч, поднялся с земли высокий столб, который понёсся мимо него... Коврин увидел чёрного монаха, который кивнул ему головой и, ласково улыбнувшись, исчез.

У Коврина начинаются галлюцинации. Он часто видит теперь чёрного монаха, который говорит ему, что он, Коврин личность, "избранник божий", что вся его деятельность посвящена самому разумному и прекрасному на Земле. Чёрный монах говорит Коврину и о том, что он принадлежит к людям, которые введут человечество в царство вечной правды.

Эти галлюцинации - встречи с чёрным монахом - делаются всё чаще и чаще. Коврин заболевает манией величия.

И в изображении бреда Коврина также поражает тонкое переплетение глубокой художественности и медицинской точности. Однако описание болезни героя Чехов использует и для того, чтобы острее, ярче раскрыть идею рассказа. Когда Коврин был болен, он верил в свою индивидуальную исключительность, им владели мысли о деятельности во имя счастья людей. "Быть избранником, служить вечной правде, стоять в ряду тех, которые на несколько тысяч лет раньше сделают человечество достойным царства Божия, то есть избавят людей от нескольких тысяч лет борьбы, греха и страданий, отдать идее всё - молодость, силы, здоровье, быть готовым умереть для общего блага, - какой высокий, какой счастливый удел!" - думал Коврин.

Близкие Коврина заметили, что он болен, и начали лечить его. Он должен был прервать свою научную деятельность. Но, избавившись от галлюцинаций, Коврин затосковал - жизнь сытая, спокойная показалась ему скучной и ординарной. Он становится жестоким, грубым к близким, разрушает жизнь своей жены, Тани Песоцкой, забывает о прежних своих мечтах и идеалах. И только в последние мгновения своей жизни, перед смертью, когда его снова посещает чёрный монах, Коврин становится таким, каким был раньше. Он зовёт красоту и поэзию прежней жизни, с восторгом вспоминает о своей молодости, о любви в человечеству, которая жила в его сердце.

Изображая последние годы жизни Коврина, заполненные узколичными заботами и мечтами, Чехов рисует внутреннее перерождение и опустошённость Коврина.

Были отдельные предположения, что "Чёрный монах" написан под влиянием нервного заболевания писателя. Своё отношение к таким предположениям Чехов довольно недвусмысленно выразил в письме к Суворину от 25 января 1904 г.: "Чёрного монаха" писал я без всяких унылых мыслей, по холодном размышлении. Просто пришла охота изобразить манию величия. Монах же, несущийся через поле, приснился мне, и я, проснувшись, утром рассказал о нём Мише

Рассказы Чехова "Палата №6", "Человек в футляре" и "Чёрный монах" со всей убедительностью показывают, что знание медицины, и в первую очередь психиатрии, помогло писателю лучше и глубже изображать психический мир человека.

Телесный недуг в художественном изображении писателя

Французский врач Анри Бернар Дюкло посвятил свою докторскую диссертацию теме "Антон Чехов - врач и писатель".

"В творчестве Чехова, - писал Дюкло, - множество больных, есть и описания отдельных случаев и клинические наблюдения. Но нас интересуют не патологические и эпидемиологические подробности, а то уменье, с каким Чехов несколькими штрихами, несколькими словами, даже не прибегая к научным терминам, даёт возможность читателю-медику распознать симптомы болезни и поставить диагноз. Если бы автор сам не был врачом, он поступал бы прямо противоположным образом: он называл бы болезнь, не вдаваясь в подробности, или взял бы какое-нибудь руководство по патологии и выписывал оттуда различные симптомы, ничего в них не понимая, как это делал Золя... Писателю недостаточно видеть людей, он должен уметь наблюдать и схватывать их важнейшие черты. Так именно и поступает Чехов, который избегает приводить диагноз болезни и чаще всего заменяет медицинскую терминологию выражениями, почерпнутыми из бытовой речи. В этом сказывается манера Чехова: объективное и точное описание характерных деталей без явного показа авторского отношения"

Для изображения больного Чехов никогда не прибегал к детализации, как это делали И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой и другие. Рисуя образ больного человека, писатель использовал ту манеру, которую он открыл в литературе, - изображение пейзажа или человека несколькими скупыми, но характерными только для такого пейзажа или только для такого человека штрихами. Эту манеру Чехов применил также при изображении больного человека. Так, например, описывая страдающего чахоткой учителя в одноимённом рассказе, он не даёт трафаретный портрет истощённого человека с красными пятнами на лице и блестящими глазами, как это было принято до него. Он приводит такие черты: больной утомился при надевании парадного костюма. Когда же больному принесли штиблеты, то у него не хватило сил натянуть их на ноги, пришлось полежать и выпить воды.

Вторая деталь: больного учителя ожидают на банкете у директора фабрики, где его должны чествовать, но у самого входа в квартиру к директору он вдруг закашлялся. От кашлевых толчков с головы слетела фуражка, из рук вывалилась палка. Выбежавшие из квартиры нашли его сидящим на ступени и обливающимся потом... Писатель нарисовал портрет очень больного человека.

В. Ермилов очень точно сказал: "Чехов - гениальный живописец словом". Он отметил необычайно художественное и удивительно скупое изображение Чеховым смерти ребёнка ("Враги").

Жена врача Кирилова склонилась над своим сыном.

"На кровати, у самого окна лежал мальчик с открытыми глазами и удивлённым выражением лица. Он не двигался, но открытые глаза его, казалось, с каждым мгновением всё более темнели и уходили во внутрь черепа...".

Так написать мог только "гениальный живописец словом" и врач.

В рассказе "Чёрный монах", о котором речь шла выше, психическая болезнь магистра Коврина явилась результатом его неудовлетворённого стремления к величию. Доведённые болезнью до предела отрицательные стороны его характера разрушили его семью. Психическая же болезнь вызвала у самого Коврина чахотку.

"У него горлом шла кровь. Он плевал кровью, но случалось раза два в месяц, что она текла обильно, и тогда он чрезвычайно слабел и впадал в сонливое состояние. Эта болезнь не особенно пугала его, так как ему было известно, что его покойная мать жила с точно такой же болезнью десять лет, даже больше; и доктора уверяли, что это не опасно и советовали только не волноваться, вести правильную жизнь и поменьше говорить".

Описанные в "Чёрном монахе" ощущения Коврина, предшествующие кровотечениям, были хорошо знакомы писателю. Поэтому он так правдиво передаёт то беспокойство, похожее на страх, которое предшествует кровоизлиянию из лёгкого. Писателю были знакомы также слабость и сонливое состояние, наступающие после кровотечения. Слова - "эта болезнь не особенно пугала..." и т.д. повторяют рассуждения Чехова о своём недуге.

Медицинское образование и врачебная практика позволяли Чехову расширять круг своих наблюдений и брать из того, что он видел, самое необходимое для своего литературного творчества.

Заключение

Антон Павлович Чехов близок и дорог нам как величайший земляк и замечательный писатель. Но не следует забывать, что Чехов, несомненно, был образованным врачом своего времени. Медицинские, естественнонаучные знания обогатили его творчество и позволили ему глубже проникнуть в психологию своих героев, вернее изображать её.

Воспитанный на передовых идеях русской медицины, Чехов в своих художественных произведениях раскрывал причины массовых болезней и показывал, что пути их преодоления лежат в изменении социальных условий жизни трудящихся масс, в оздоровлении условий их труда и быта.

Чехову в своих произведениях удалось изобразить больного человека с помощью слов и выражений, понятных для рядового читателя, не прибегая к помощи научных терминов и определений. В этом-то и заключается главный талант Чехова-писателя и Чехова-врача.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


мед справка 086 Крестьянская застава

Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru
© Злыгостева Надежда Анатольевна - подборка материалов, оформление; Злыгостев Алексей Сергеевич - разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://apchekhov.ru "APChekhov.ru: Антон Павлович Чехов"